поэтизированная история. интервью с ланьлань

26367

Ланлань – псевдоним поэтессы Ху Ланьлань, родившейся в Шаньдуне и ныне живущей в Пекине. Ланьлань публикует стихи с четырнадцати лет и считается одним из заметных лирических поэтов современного Китая. Она автор девяти поэтических сборников, а также трёх книг прозы и нескольких собраний детской литературы. Её работы переводились на английский, французский, испанский, немецкий, русский, японский, корейский, голландский, бельгийский и румынский. С 2003 года Ланьлань – регулярный гость различных международных фестивалей поэзии.

В 1996 году Ланьлань была награждена престижной поэтической премией Лю Лианя и признана группой из семидесяти китайских критиков и поэтов первой в списке «десяти лучших женщин-поэтов» страны. В 2009 году Ланьлань удостоилась трёх наиболее важных литературных наград КНР: премии «Поэзия и Народ», поэтической премии Юйлун, а также права войти в десятку «лучших поэтов Китая».

В мире современной китайской поэзии, где доминируют мужские голоса, Ланьлань представляет значительный женский голос, не уступающий им по силе звучания. Её стихи исследуют сущность романтического и женственного с неподдельной тонкостью. Они снимают шелуху повседневности с деталей отступающего природного мира, увиденного сквозь городской объектив.

стихо(т)ворье: Что такое для Вас язык поэзии – каким он должен быть?

Ланьлань: Поэтический язык не то же самое, что язык, которым пользуются в повседневном общении. Он есть язык, но в то же время он вне языка. Он не подходит для простого обмена информацией, он углубляет и расширяет связь между человеком и миром. Язык поэзии также не то же самое, что язык прозы и эссеистики. Поэтический язык с помощью внутренней ритмической организации и метафоры пробуждает и заостряет воображение читателей, помогает лучше понять автора произведения. Можно сказать, что поэзия – это особая способность. Поэзия способна в рамках всего одного предложения в мгновение преобразовать время и пространство, создать новый опыт. Она выстраивает связь между человеком и окружающим миром вещей, помогает людям осознать, что человек и многообразие всего сущего – одно целое.

Творя поэзию, поэт приносит людям новые языковые формы. Он старается выразить то, как человечество стремится к добру и миру. Поэт усердно трудится, и язык – это его инструмент. С помощью языка проявляется самоценность поэта.

стихо(т)ворье: Всем известно, что в поэзии мы подчас наблюдаем языковые явления, не свойственные повседневной речи. Наверно, можно сказать, что по отношению к повседневности поэтический язык находится на своего рода периферии. Согласны ли Вы с таким утверждением?

Ланьлань: Конечно же, поэтический язык отличается от повседневной разговорной речи, а иначе зачем бы нам нужно было писать стихи – каждый бы вещал что-нибудь, стоя на улице, и довольно. Поэтический язык меж тем не является каким-то отклонением от речи разговорной, это более богатый, осмысленный, язык, оказывающий глубокое влияние на речь обиходную. В каком-то смысле поэтический язык делает то, что неподвластно повседневной речи, а именно достигает внутреннего духовного мира человека, благодаря этому языку у людей появляется нерушимая связь со всем сущим. Несомненно и то, что разговорный язык оказывает влияние на язык поэтический, однако поглощение поэзией повседневной речи происходит лишь для расширения возможностей самовыражения и в последнюю очередь – для обогащения самого поэтического языка.

стихо(т)ворье: Как Вы относитесь к китайской поэтической традиции?

Ланьлань: Китай – страна с развитой традицией лирической поэзии. В отличие от Древней Греции, в Китае практически не было лироэпических произведений, подобных поэмам Гомера. Древняя китайская поэзия берёт своё начало от Шицзина[1], в котором особое место занимает именно лирика. Конечно, в традиции древней поэзии юэфу[2] присутствовали и эпические поэмы крупных размеров. Говоря об оде-фу[3] в широком смысле, можно сказать, что это и был один из видов эпической поэзии. А вот под би[4], упоминаемым наряду с фу, подразумевались метафора, аллюзия и другие формы художественного выражения в лирике.

Хотя в Китае фактически не было лироэпической традиции, существовала традиция «поэтизированной истории», и наибольшее развитие она получила в творчестве великого танского поэта Ду Фу[5]. Ду Фу оказал огромнейшее влияние на последующую эволюцию поэзии. Под «поэтизированной историей» понимается запечатление в стихотворной форме исторических событий и восприятия их самим поэтом. Поэтические формы в истории китайской поэзии постоянно развивались, от наиболее древних двусложных, четырёхсложных стихов – вплоть до Чу цы[6], больших и малых од[7], семисложного стиха, уставного стиха[8], «оборванных строк»[9], романсов-цы[10]… и так далее, вплоть до современной китайской поэзии – всё это часть одной большой традиции, и хоть между формами поэтического выражения в современной поэзии и поэзии древней существует огромная разница, мы по-прежнему можем вовлекать в своё творчество всё то лучшее, что было в древней китайской поэзии – особенности восприятия окружающего мира, разнообразие форм самовыражения, историю общества и различные точки зрения на происходящие события. Я также верю, что современные поэты могут задействовать весьма оригинальные способы художественного самовыражения, сломив существующие ограничения, и вместе со своим новым творчеством стать частью одной поэтической традиции.

стихо(т)ворье: Какой поэт или какие поэтические произведения оказали на Вас наиболее глубокое влияние?

Ланьлань: Не могу сказать, что был лишь один поэт – есть целый ряд авторов и произведений, когда-то сильно впечатливших меня. Но чем вероятнее тот или иной поэт окажет на меня влияние, тем вероятнее в итоге я стану сторониться его, чтобы не быть поглощённой его величием. Моё требование к себе таково: нужно светить самой.

стихо(т)ворье: Современная китайская поэзия – это больше стихи «для уха» или «для глаза»?

Ланьлань: Я знаю, что в русской поэтической традиции много рифмованных стихов. Хорошо разбирающиеся в русской литературе люди рассказывали мне, что русская поэзия очень приятна на слух и весьма подходит для декламации, не знаю, насколько это правда. В Китае часть поэзии совершенно непригодна для декламации – такие стихи нужно слушать, читая. Всё потому, что эти произведения невозможно понять сразу – над ними придётся поразмышлять. Однако опытные чтецы могут специально отбирать наиболее подходящие для декламации произведения, к примеру, стихотворения с более чёткой ритмикой, ну и, к примеру, те произведения, которые слушатели с большей вероятностью смогут понять на слух. Я думаю, способы восприятия этих двух разных видов поэзии неодинаковы, поэтому и их существование в один и тот же период времени кажется естественным явлением.

стихо(т)ворье: А какова вообще главная особенность современной китайской поэзии?

Ланьлань: Современная китайская поэзия находится под сильным влиянием образа жизни современного общества. Её зарождение зиждется на возрастающем стремлении народа к демократии и свободе. Современная поэзия ломает строгую рифмическую организацию классической поэзии, заменив её на куда более свободный язык байхуа[11]. Однако это вовсе не значит, что современная поэзия ставит разговорный язык своей единственной целью. Это лишь одно из многих возможных её направлений. В современной поэзии постоянно присутствует тенденция к совмещению книжного и разговорного языков, а также весьма ощутимо влияние переводной иностранной поэзии. На самом деле новой китайской поэзии всего-то сотня лет – думаю, пока рано делать о ней сколько-нибудь строгие выводы.

стихо(т)ворье: Как Вы относитесь к популярному интернет-творчеству?

Ланьлань: Особенность интернет-творчества – стремительное распространение самих произведений, этим оно сильно отличается от творчества традиционного. Традиционное творчество обычно подразумевает умиротворение, рефлексию. Творчество в интернете более свободно: оно обходит всю бумажную волокиту и преграды, с которыми обычно сталкиваются авторы на своём пути.

Хотя и интернет-творчество критикуют за низкий художественный уровень многих произведений, я думаю, что это нормальное явление, даже, можно сказать, прогресс. В истории Китая некогда бытовали «записи придворных историографов», описываемые этими историографами события и художественное содержание их произведений по большей части отражали интересы и чаяния правителей той эпохи. Однако же настоящая история оставалась в произведениях поэтов, авторов повествовательной прозы сяошо[12] и сказов-хуабэнь[13], уличных песнях и спектаклях народного театра: ведь именно там находили отражение мелочи повседневной жизни. Интернет каждому дал шанс творить, предоставил возможность высказаться, и хотя творчество разных авторов не одинаково по своему уровню, всё же у каждого должно быть право выразить свои чувства. Критерии литературного творчества постепенно утвердятся в течение этого процесса. Кто-нибудь непременно вознесёт своё интернет-творчество на исторический уровень, тем самым преодолев первоначальную недолговечность.

стихо(т)ворье: Кто на современной поэтической сцене Китая кажется Вам наиболее интересной фигурой?

Ланьлань: Все поэты, обладающие творческой энергией, – это даже интереснее, чем эксцентричность.

стихо(т)ворье: Есть ли будущее у поэзии на диалектах?

Ланьлань: Трудно сказать. Но я думаю, если в рамках творчества на диалектах появятся произведения, способные оказать ощутимое влияние, то очень даже вероятно, что и у такого творчества есть будущее.

стихо(т)ворье: А существуют ли в Китае поэты-билингвы? Возможна ли двуязычная поэзия, в которой за основу был бы взят именно китайский язык?

Ланьлань: Думаю, что существуют. Насколько мне известно, есть несколько поэтов из нацменьшинств (мне не нравится это слово, от него будто веет кичливостью и дискриминацией, лучше уж сразу указать на национальную принадлежность каждого из них), которые в своём творчестве используют два языка. Есть и те поэты, у которых китайский родной, но оттого, что они живут за границей, в их поэзии китайский язык будет фигурировать наравне с каким-то ещё. Но таких поэтов немного. И тем не менее, так как всё же есть поэты-билингвы, то можно сказать, что этот феномен имеет место быть.

 

4 ноября 2016

Пекин

 

[1] Шицзин («Книга песен») – один из древнейших памятников китайской литературы, в классическом виде содержит 305 песен и стихотворений различных жанров, созданных в XI—VI вв. до н.э.

[2] Юэфу – формат традиционной китайской лирической поэзии, возникший в эпоху Хань (206 до н.э. — 220 н.э.) под влиянием народной песни, сбором которой по легенде занималась придворная «Музыкальная Палата». Сохранилось несколько сотен текстов юэфу, музыка утрачена.

[3] Прозопоэтический формат, получившие наибольшее развитие и распространение в ханьский период, особенно во время правления знаменитого императора У-ди (156 до н.э. – 87 до н.э.), при котором искусство и культура древнего Китая достигли наивысшего расцвета. Фу строится по принципам философского диалога – состоит из введения, центральной части, концовки. Введение и концовка пишутся прозой.

[4] Термин традиционной китайской поэтики, чаще всего отождествляется со сравнением, ассоциацией или интерпретируется в качестве приёма, подразумевающего сопоставление вещей или явлений, либо метафоры, включающей в себя как аллегорию, так и сравнение.

[5] Ду Фу (712–770) – один из главных классиков танской поэзии.

[6] Древнекитайский свод Чу цы («Чуские строфы») представляет поэтическую традицию южных регионов Древнего Китая, т.е. царства Чу (XI—III вв. до н.э.).

[7] Форматы, наряду с гимнами-сун и песнями-гофэн, входящие в состав Шицзина.

[8] Имеется в виду уставная поэзия люйши, чьей главной особенностью является следование жёстким правилам рифмовки, соблюдение заданной длины строки и чередования тонов.

[9] Разновидность уставного стиха; четверостишия. Это как бы половинка обычного пяти- или семисложного стиха, построенная по тем же законам.

[10] Формат китайской поэзии, пришедший в литературу из народной поэзии, зародившийся в танскую эпоху и получивший развитие в X—XIII веках в эпоху Сун.

[11] Байхуа (букв. «понятный язык») – литературный язык, в основе которого лежат северные диалекты. Термин байхуа зачастую используется в значении «нормативный разговорный язык».

[12] Сяошо – тип китайской прозы, обозначающий произведения художественной направленности, противопоставляемые каноническим сочинениям.

[13] Хуабэнь – китайская городская народная повесть, возникшая из устного сказа.

 

спасибо Марии Поспеловой за помощь в подготовке материала

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s