китайская поэзия сегодня

Безымянный

Книга «Китайская поэзия сегодня» впервые представляет русскому читателю широкую панораму современной китайской поэзии.

Интерес к поэзии в современном Китае больше, чем в других странах. В Китае проводят множество поэтических фестивалей, издают массу журналов и книг, а поэтические чтения собирают полные залы заинтересованной публики. Современная поэтическая активность Китая может быть сопоставлена только с Латинской Америкой. Китай охотно экспортирует свою поэзию, китайские поэты участвуют и в международных фестивалях, а китайскую поэзию активно переводят на другие языки, в первую очередь, на английский. Тем не менее, в России многие яркие имена современного поэтического Китая остаются неизвестными.

Язык современной китайской поэзии абсолютно уникален – он завис, как мост, между двумя полюсами «инаковости»: западной культурой и классическим стихом. Формальные противопоставления, к которым привык российский читатель (рифмованная / нерифмованная поэзия, строгая форма / свободный стих), для современной китайской поэзии неактуальны. Разнообразие китайского поэтического мира с трудом поддается описанию и не может быть объяснено с помощью этих противопоставлений. Перед нами широкий спектр («пусть расцветает сто школ»), а не два противоположных лагеря. Это разнообразие подкрепляется и тем, что многие поэты живут за пределами Китая, они включены в широкий международный поэтический контекст, и вместе с тем их глубокая связь с Китаем проявляется не только в стихах, но и в том, это они не ощущают себя эмигрантами, постоянно возвращаясь в Китай, работая в нем, участвуя в его культурной жизни, преподавая в университетах.

В китайской поэзии сложность и интеллектуальная насыщенность соседствует с минимализмом и разговорной стилем, абстрактная метафизика – с документальной точностью, а внимание к повседневной жизни – с философской основательностью. В этой книге показано всё многообразие современной китайской поэзии – от «туманных» поэтов до рабочих-мигрантов, от «интеллектуалов» до авторов «телесного низа», от талантливых одиночек до рупоров целых направлений, возглавляющих журналы и издательства. Антология «Китайская поэзия сегодня» послужит хорошим введением в этот большой и разнообразный мир.

Презентация антологии состоится 30 ноября в 17.00 в рамках Х международного фестиваля «Биеннале поэтов». В презентации примут участие китайские поэты, чьи стихи вошли в антологию. На презентации прозвучат и тексты тех авторов, кто не смог приехать на фестиваль, – Бай Хуа, Цзан Ди, Сяо Кайюя, Чжай Юнмин.

Презентацию будут вести редакторы антологии – Наталия Азарова, Светлана Бочавер, Юлия Дрейзис, Кирилл Корчагин.

Читать далее

перечень ставок. поэзия коммерсантов

dpp_0038updated

Оборотная сторона набирающей силу в Китае поэзии рабочих-мигрантов это совсем не официоз с его системой писательских союзов и ассоциаций работников литературы и искусства, членами которых в конце концов становятся бывшие пролетарии. Это феномен независимого искусства поэтов-предпринимателей, многие из которых разбогатели в 90-е и вернулись к творчеству, уже будучи успешными бизнесменами, свободными от необходимости принадлежать к той или иной организации. Поэты-коммерсанты много делают для издания и продвижения неофициальной поэзии, и их стихи продолжают оставаться частью китайского поэтического авангарда. Четыре фигуры – Ли Явэй, Пань Сичэнь·潘洗尘, Момо·默默, Шэнь Хаобо – как нельзя лучше представляют этот срез китайского поэтического мира.

Читать далее

главные тренды в китайской поэзии 2016. новая разговорная

Что происходит сейчас с соотношением интеллектуалистской и народной парадигм, которые определяли поэтическую карту китайских 90-х?

Прежде всего, мы можем наблюдать уверенное возрождение поэзии на разговорном языке. Цинь Саньшу, выпускник факультета сравнительного литературоведения Фуданьского университета, чьё стихотворение иллюстрировало предыдущий пост, может считаться представителем нового поколения интеллектуалистской литературы, умело использующего возможности разговорного стиля. За прошедшие пятнадцать–двадцать лет поэзия на разговорном языке обрела множество последователей, но и лагерь «интеллектуалов» привлёк под свои знамёна немало молодых поэтов.

Интересно, что по мнению тех авторов, которые в своё время выступали против интеллектуалистской литературы, провозглашая себя поэтами «из народа», только противоположный лагерь мог ассоциироваться с официальными правительственными силами. Отчасти это было лукавством, ведь некоторые представители элиты «народных» поэтов получали и продолжают получать господдержку. Даже авангардный журнал Бэй Дао·北岛 Сегодня·今天 начал официально издаваться в Китае в прошедшем году. Каждый в той или иной степени является поэтом «официоза». Разница лежит в плоскости поэтической эстетики – на границе между экспериментом и посредственностью.

xuanyuan_shike

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. пятый

В 80-е и 90-е годы китайская поэзия развивалась не только в Пекине и Шанхае, но и во множестве региональных центров поэтической активности, образцовыми примерами которых можно назвать города Чэнду и Чунцин. Большинство поэтических объединений были географически сбитыми сообществами единомышленников, разделявших не только особенности поэтики, но и привязку к той или иной местности. Сейчас, с появлением интернета, ситуация меняется: поэты по всему Китаю взаимодействуют и общаются без необходимости обращения к локальным сообществам, как обитатели единого поэтического пространства. Постепенно размываются границы между официозом и независимым творчеством. Существуют ли ещё в таких условиях какие-то центры притяжения, структурирующие это пространство? Что означает для новой поэзии региональная привязка?

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’ часть V

В 1984 году два поэта: Хань Дун из Нанкина и Юй Цзянь из Куньмина – сошлись вместе, чтобы основать группу Они·他们 и создать свой собственный неофициальный журнал. Необычное название Они было призвано подчеркнуть отстранённость группы от литературного мейнстрима.

Хань Дун, Сяо Хай·小海, Сяо Цзюнь·小君, Дин Дан·丁当, А-тун·阿童 (который позже изменил своё имя на Су Тун·苏童 и стал широко известен как прозаик-авангардист), Юй Сяовэй·于小伟 и Жэнь Хуэй·任辉 составили костяк группы. Первоначальная идея, стоявшая за созданием Они, была такой же, как у Бэй Дао·北岛 при создании журнала Сегодня·今天 – бросить вызов официальным изданиям. Как и на Западе, именно через подобные маленькие журналы распространяются более смелые работы. Эти издания дают пространство молодым поэтам, относительно свободным от суеты официального успеха. С 1978 года большая часть значимой новой поэзии в КНР первоначально печаталась именно в таких неофициальных журналах. Группа Они была первой ласточкой современной авангардной поэзии в Нанкине, и в течение нескольких лет со дня её основания мощное влияние авторов группы стало совершенно очевидным.

1986 год оказался переломным для нанкинской поэтической сцены. К тому времени двое из преданных членов объединения – Сяо Хай и Сяо Цзюнь – стали известны по всей стране. Конкурирующее издание Посланец диалога·对话使节 появилось на улицах Нанкина, представив широкий спектр андерграундных авторов. Хотя его редактор, Чжоу Цзюнь·周俊, всегда надеялся, что журнал станет центром притяжения для поэтической группы единомышленников, это ему так и не удалось; многие сочли, что журнал был слишком неразборчив в своей редакционной политике, и более радикальные поэты отвернулись от Посланца.

В том же году аньхуэйская Поэтическая газета·诗歌报 и Шэньчжэньская молодёжная газета·深圳青年报 издали список Современные группы на поэтическом Парнасе 1986·中国诗坛1986群体大展 – первое крупномасштабное представление новой поэзии андеграунда в официальных изданиях. Это не только сделало поэзию группы Они известной широкой публике, но и лишило Пекин статуса единственного центра авангардного стиха. Чэнду, Нанкин и Шанхай стали конкурирующими пунктами новаторской поэтической активности. Воспоминания Хань Дуна «Они» или “Они”·《他们》或“他们” возвращают нас к этому интересному и важному времени.

2049018653.jpg

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’

×÷¼Òº«¶«ÔÚÄϾ©°ëÆ´忧·È¹Ý

Журнал Они·他们, публиковавшийся в формате неофициального издания рекордные десять лет – с 1985 по 1995, неизменно выступал в качестве главного рупора авангардной поэзии. Он стал основой для консолидации направления разговорного стиха·语诗. И хотя эта роль была принята им в своё время в подчёркнутой попытке отмежеваться от наследия группы Сегодня·今天, ограничение вклада нанкинского издания исключительно узкими рамками разговорного направления не отдаёт должного значимости журнала на китайской литературной сцене. Именно редколлегии Они принадлежит идея создания сети авторов в разных местах по всей стране (в Нанкине, Куньмине, Шанхае, Фучжоу, Чэнду и других городах) и выход за пределы локальной поэтической тусовки.

Редактором первых номеров значился Фу Ли·付立, но, судя по всему, Хань Дун всегда оставался его реальной движущей силой. Название журнала родилось как дань уважения известному роману Джойс Кэрол Оутс Их жизни (Them), переведённому на китайский под заглавием Они. Выбор авторов в Они свидетельствовал о недвусмысленной принадлежности журнала к народному лагерю. Неудивительно, что журнал смолк на пять лет в период идеологической чистки после тяньаньмэньских событий, но в 1993 возродился, чтобы продолжить существование уже в формате интернет-портала до 2003 года.

В воспоминаниях Хань Дуна, озаглавленных «Они» или “Они”·《他们》或他们, подробно рассказывается о событиях, предшествовавших созданию журнала, о его нетривиальной истории, о разных авторах и том пути, который им всем вместе пришлось пройти.

Читать далее

внутренняя сеть. интервью с чжоу лунью

周伦佑2005年在成都(醉发摄影)

Чжоу Лунью·周伦佑 – очень заметная фигура в мире китайской поэзии, без которой не обходится ни один разговор о поэтическом авангарде 80-х. Он был главным создателем и идеологом направления АнтиА, которое стало колыбелью постмодернистского эксперимента в современном китайском стихе. Огромная поэтическая и теоретическая работа Чжоу может быть описана как попытка обнажить саму сущность языка. Она отмечает явный отход от «большого стиля» и миссионерства туманной поэзии. Для Чжоу поэзия непременно должна быть самодостаточной и в идеале не зависящей от символических структур, пронизывающих социальные системы.

Чжоу начал писать стихи в начале 1970-х и создал собственный поэтический журнала весной 1986 года. Он много редактировал, публиковался и сплотил вокруг себя группу действительно интересных авторов. В августе 1989 года Чжоу был арестован и осуждён на два года по политическим мотивам. В заключении он продолжал писать стихи и по выходе из лагеря курировал возобновление издания журнала Анти–А.

Сейчас Чжоу является приглашённым профессором Педагогического университета юго-западного Китая и живёт в Чэнду. Переводы его стихов можно прочесть здесь.

Читать далее

записки работницы. интервью с чжэн сяоцюн

13444153_10209582375977852_330088687_n

Поэзия Чжэн Сяоцюн·郑小琼 заставила немало говорить о себе на китайской литературной сцене в 2007 году, когда она неожиданно получила престижную премию журнала Народная литература. Произведённый эффект явился непредсказуемо сильным, поскольку тогда о Чжэн мало кто слышал. Возможно, в ещё большей степени он шокировал читателя потому, что Чжэн Сяоцюн оказалась «простой» рабочей на заводе, способной создавать стихи поразительной красоты и мощи.

Чжэн родилась в сельской глубинке на юго-западе Китая. В 2001, надеясь на лучший заработок, она переехала в город Дунгуань богатой южной провинции Гуандун, где начала писать стихи и работать на аппаратном заводе.

Хотя критики часто классифицируют Чжэн как «поэта из среды рабочих-мигрантов», её стихи бросают вызов эстетическим ожиданиям, которые предполагает этот ярлык. Она изображает болезненную уязвимость вчерашних крестьян в плену у однообразной работы и заводской жизни, но делает это, создавая своего рода промышленную пастораль, где машины, огонь и «железо» ведут свой танец вкруг рабочих в ужасающем хороводе возвышенного. Её произведения не так просты и с точки зрения формы: читателя ждут запутанный синтаксис, анжамбеманы и неоднозначность образов внутри и между строк, а также обильно рассыпанные по тексту отсылки к классической китайской литературе и философии. Всё это и создаёт парадокс творчества Чжэн Сяоцюн, которое так трудно, если не невозможно классифицировать.

Читать далее

вселенная-человек-искусство. манифест холистов

Множество поэтических групп и направлений самого разного свойства было создано в Китае в середине 80-х, уже после триумфального явления туманной поэзии. Не все из них ждала долгая жизнь – большинство распались, едва успев выпустить свои манифесты. Одним из наиболее живучих объединений оказалась группа Анти-А и её идеологические протиники – Холисты·整体主义诗人.

32500066d8dc32ce93d.jpg

Сун Вэй и Сун Цюй

Поэзия Холизма родилась в Сычуани, когда в июне 1984 года два брата – Сун Цюй·宋渠 и Сун Вэй·宋炜 – вместе со своим товарищем Ши Гуанхуа·石光华 придумали новый оригинальный подход к поэтическому в попытке создать свой формат современной эпики. Они утверждали, что Холизм – это даже не поэтическая группа как таковая, но базовая структура мысли, характерная для определённого состояния культуры. По признанию Ши Гуанхуа, он и братья Сун были вдоновлены на создание собственного «изма» заразительным примером Мужланов и страхом, что в противном случае они обречены будут вечно считаться последователями или припозднившимися апологетами поэзии в духе Ян Ляня и Цзян Хэ·江河. Выбор названия для нового направления стал результатом влияния трёх популярных теорий того времени: теории систем, теории управления и теории информации. Поскольку все они оперировали понятием цельной системы, Ши Гуанхуа и пришёл на ум термин «холизм».

Читать далее

хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее