главные тренды в китайской поэзии 2016. новая разговорная

Что происходит сейчас с соотношением интеллектуалистской и народной парадигм, которые определяли поэтическую карту китайских 90-х?

Прежде всего, мы можем наблюдать уверенное возрождение поэзии на разговорном языке. Цинь Саньшу, выпускник факультета сравнительного литературоведения Фуданьского университета, чьё стихотворение иллюстрировало предыдущий пост, может считаться представителем нового поколения интеллектуалистской литературы, умело использующего возможности разговорного стиля. За прошедшие пятнадцать–двадцать лет поэзия на разговорном языке обрела множество последователей, но и лагерь «интеллектуалов» привлёк под свои знамёна немало молодых поэтов.

Интересно, что по мнению тех авторов, которые в своё время выступали против интеллектуалистской литературы, провозглашая себя поэтами «из народа», только противоположный лагерь мог ассоциироваться с официальными правительственными силами. Отчасти это было лукавством, ведь некоторые представители элиты «народных» поэтов получали и продолжают получать господдержку. Даже авангардный журнал Бэй Дао·北岛 Сегодня·今天 начал официально издаваться в Китае в прошедшем году. Каждый в той или иной степени является поэтом «официоза». Разница лежит в плоскости поэтической эстетики – на границе между экспериментом и посредственностью.

xuanyuan_shike

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. четвёртый

Существование литературных «салонов» в годы «культурной революции» — доказательство неудержимого человеческого стремления к свободе выражения. Читатели тех лет жаждали найти в литературе подлинное чувство взамен показной догмы. Благодаря относительной краткости и мнемоническим преимуществам поэтического текста стихи было легко воспроизводить и распространять подпольно.

Несмотря на все очевидные трудности, в 70-е годы подпольная литература процветала. В Пекине, Сюй Хаоюань·徐浩渊 и её товарищи сформировали несколько молодых поэтических объединений; два года спустя, Ши Канчэн·史康成 создал собственную группу. Они взаимодействовали друг с другом, обмениваясь запрещёнными книгами, которые было сложно найти. Издания передавались от одного человека к другому в форме велосипедной эстафеты, которую её участники называли «развозом книг».

В Байяндяне·白洋淀, озёрном крае в центральной части провинции Хэбэй, сформировалось сообщество из более шести сотен «перевоспитываемых» молодых людей – многие из них были пекинцами. Ман Кэ·芒克, Додо и Гэньцзы·根子, родившиеся в 1951 году и ходившие в одну среднюю школу, жили в Байяндяне с 1969 по 1976 годы. Их часто навещали друзья из Пекина: поэты Бэй Дао·北岛 и Цзян Хэ·江河, будущий режиссёр Чэнь Кайгэ и художник Янь Ли. Как и другие обитатели Байяндяня, например, Линь Ман·林莽, Фан Хань·方含 и Сун Хайцюань·宋海泉, все эти молодые люди впоследствии начали писать стихи.

Что происходило в это время на официальной поэтической сцене? Существовала ли в Китае 50–70-х годов интересная поэзия?

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’ часть V

В 1984 году два поэта: Хань Дун из Нанкина и Юй Цзянь из Куньмина – сошлись вместе, чтобы основать группу Они·他们 и создать свой собственный неофициальный журнал. Необычное название Они было призвано подчеркнуть отстранённость группы от литературного мейнстрима.

Хань Дун, Сяо Хай·小海, Сяо Цзюнь·小君, Дин Дан·丁当, А-тун·阿童 (который позже изменил своё имя на Су Тун·苏童 и стал широко известен как прозаик-авангардист), Юй Сяовэй·于小伟 и Жэнь Хуэй·任辉 составили костяк группы. Первоначальная идея, стоявшая за созданием Они, была такой же, как у Бэй Дао·北岛 при создании журнала Сегодня·今天 – бросить вызов официальным изданиям. Как и на Западе, именно через подобные маленькие журналы распространяются более смелые работы. Эти издания дают пространство молодым поэтам, относительно свободным от суеты официального успеха. С 1978 года большая часть значимой новой поэзии в КНР первоначально печаталась именно в таких неофициальных журналах. Группа Они была первой ласточкой современной авангардной поэзии в Нанкине, и в течение нескольких лет со дня её основания мощное влияние авторов группы стало совершенно очевидным.

1986 год оказался переломным для нанкинской поэтической сцены. К тому времени двое из преданных членов объединения – Сяо Хай и Сяо Цзюнь – стали известны по всей стране. Конкурирующее издание Посланец диалога·对话使节 появилось на улицах Нанкина, представив широкий спектр андерграундных авторов. Хотя его редактор, Чжоу Цзюнь·周俊, всегда надеялся, что журнал станет центром притяжения для поэтической группы единомышленников, это ему так и не удалось; многие сочли, что журнал был слишком неразборчив в своей редакционной политике, и более радикальные поэты отвернулись от Посланца.

В том же году аньхуэйская Поэтическая газета·诗歌报 и Шэньчжэньская молодёжная газета·深圳青年报 издали список Современные группы на поэтическом Парнасе 1986·中国诗坛1986群体大展 – первое крупномасштабное представление новой поэзии андеграунда в официальных изданиях. Это не только сделало поэзию группы Они известной широкой публике, но и лишило Пекин статуса единственного центра авангардного стиха. Чэнду, Нанкин и Шанхай стали конкурирующими пунктами новаторской поэтической активности. Воспоминания Хань Дуна «Они» или “Они”·《他们》或“他们” возвращают нас к этому интересному и важному времени.

2049018653.jpg

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. первый

chinese-poetry

В феврале 2016 Роттердамский международный поэтический фестиваль провёл очень интересный опрос среди китайских поэтов разных возрастов и несхожих жизненных обстоятельств. Цель проекта заключалась в том, чтобы прояснить некоторые из самых «горячих» вопросов о китайской поэзии для читателей за пределами Китая. Из двадцати пяти авторов, к которым организаторы обратились с просьбой сказать несколько слов, двое отвергли предложение с негодованием и несколько прислали вежливые отказы. В итоге получилось восемь вопросов о насущном и шестнадцать поэтов в роли участников стасима. С удовольствием представляем это обсуждение всем, кому хочется понять, что происходит в мире современной китайской поэзии.

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’

×÷¼Òº«¶«ÔÚÄϾ©°ëÆ´忧·È¹Ý

Журнал Они·他们, публиковавшийся в формате неофициального издания рекордные десять лет – с 1985 по 1995, неизменно выступал в качестве главного рупора авангардной поэзии. Он стал основой для консолидации направления разговорного стиха·语诗. И хотя эта роль была принята им в своё время в подчёркнутой попытке отмежеваться от наследия группы Сегодня·今天, ограничение вклада нанкинского издания исключительно узкими рамками разговорного направления не отдаёт должного значимости журнала на китайской литературной сцене. Именно редколлегии Они принадлежит идея создания сети авторов в разных местах по всей стране (в Нанкине, Куньмине, Шанхае, Фучжоу, Чэнду и других городах) и выход за пределы локальной поэтической тусовки.

Редактором первых номеров значился Фу Ли·付立, но, судя по всему, Хань Дун всегда оставался его реальной движущей силой. Название журнала родилось как дань уважения известному роману Джойс Кэрол Оутс Их жизни (Them), переведённому на китайский под заглавием Они. Выбор авторов в Они свидетельствовал о недвусмысленной принадлежности журнала к народному лагерю. Неудивительно, что журнал смолк на пять лет в период идеологической чистки после тяньаньмэньских событий, но в 1993 возродился, чтобы продолжить существование уже в формате интернет-портала до 2003 года.

В воспоминаниях Хань Дуна, озаглавленных «Они» или “Они”·《他们》或他们, подробно рассказывается о событиях, предшествовавших созданию журнала, о его нетривиальной истории, о разных авторах и том пути, который им всем вместе пришлось пройти.

Читать далее

современная, китайская, поэзия часть III

Чтобы понять, откуда прорастает поэтическая философия нового китайского стиха, нужно обратиться к истории оформления самой традиции современной китайской поэзии. Обычно в качестве «точки отсчёта» существования китайской поэзии на современном языке (modern Chinese poetry·现代诗 ) принимается публикация сборника Ху Ши·胡适 Эксперименты·尝试集. Однако для становления поэтики современного, пост-модерного, типа важными оказываются факторы, связанные с открытием Китая внешнему миру после эпохи Мао Цзэдуна и преодолением наследия соцреализма в литературе. Условной датой выхода китайского авангарда на поэтическую авансцену после продолжительного существования в подполье можно считать 1978 год – начало публикации в Пекине неофициального журнала Сегодня·今天. Оно знаменовало появление феномена современной китайской поэзии (contemporary Chinese poetry·当代诗 ).

kk-1454429048_5f2cf25d71_o

Читать далее

идея идей. манифест третьего пути часть I

Паньфэнские дебаты, знаменовавшие пик бурного обсуждения перспектив китайского стиха, разделили мир поэзии КНР конца 90-х на два противоборствующих направления. Они стали кульминацией дискуссий по поводу того, на каком же языке должна обращаться к своему читателю новая китайская поэзия. В пекинском отеле Паньфэн·盘峰 две противостоящих группы – «интеллектуалы»·知识分子 и «народники»·民间诗人 – вступили в открытый конфликт, в той или иной форме тянувшийся вплоть до 2002 года.

Суть жаркой полемики, раздутой прессой и порой переходившей на личности, сводилась к определению того, насколько современный стих оторвался от повседневной жизни и разговорного китайского языка. Ответ на этот вопрос был напрямую связан с другим – на каком языке вообще должна создаваться современная поэзия и для какого читателя. Утрируя, можно сказать, что одни ратовали за обращение ко всем и каждому на языке улицы, а другие отстаивали право на существование «сложной» интеллектуальной традиции, оглядывающейся на классику и западный авангард. Различия в эстетических позициях двух групп оказались настолько сильны, что диалога в конечном итоге не получилось.

487000379ca5f1d60cf

Шуцай

Около дюжины поэтов приняли участие в полемике с обеих сторон. Однако другие предпочли отказаться от участия в затянувшемся флейме. Так появилась на свет идея третьего пути·第三条道路, созданная пекинским поэтом Цяо Дамо·谯达摩 и поддержавшими его Шуцаем·树才 и Мо Фэем·莫非. Вместе они напечатали коллективный сборник девяти авторов, не желавших относить себя к тому или иному лагерю, а в 2002 основали собственный журнал. Антологии направления выходили в 2004, 2007 и 2008 годах, а теоретическая база разрабатывалась в статьях самого Цяо, Чжу Чи·朱赤, хэнаньского критика Ли Ся·李霞 и других. Предлагаем взглянуть на неё в интерпретации Ли Ся 2004 года.

Читать далее

хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее

декаданс и гедонизм. интервью с бай хуа часть II

Продолжаем знакомиться с современной китайской поэзией по версии Бай Хуа·柏桦, одного из интересных авторов конца 80-х, который продолжает оставаться активным по сей день. Бай Хуа — одно из приметных лиц сычуаньского авангарда, который породил массу «больших имён», в их числе Чжай Юнмин, Оуян Цзянхэ, Чжоу Лунью, Ли Явэя, Ляо Иу·廖亦武 и другие.

5ee12befx9f228c3a9ecf&690
стихо(т)ворье: Современная китайская поэзия – в большей степени стихи для глаза или для уха?

Бай Хуа: Скорее для глаза. Особенно это характерно для стихов со сложным образным рядом, написанных трудным для понимания письменным языком. Судьба у таких стихов одна – быть прочитанными с опорой на текст, но не быть услышанными. Но поэзия – это искусство, существующее во времени, поэтому стихи, потерявшие красоту звучания, свою музыку, теряют связь со временем, а ведь эта связь – залог и основа их жизнеспособности.

Читать далее

додо. странничество стиха

скачанные файлыскачанные файлыскачанные файлы

Додо·多多 – псевдоним культового поэта 1980-х Ли Шичжэна·栗世征, который он выбрал в память о своей дочери, умершей в младенчестве. Додо часто называют «мастером китайского слова», который существует в пространстве «между реальностью и поэзией».

Будущий поэт родился в 1951 году в Пекине. Во время «культурной революции» он, как и многие дети интеллигенции, был отправлен для «трудового образования» в сельскую местность, в посёлок Байяндянь·白洋淀 под Пекином. Там Додо начал активно знакомиться с мировой поэтической традицией и писать первые стихи. Некоторые из его тогдашних товарищей (одноклассник Додо Бэй Дао·北岛, Ман Кэ·芒克 и другие) позже прославились как члены изначально подпольного поэтического объединения, которое стало известно в 1980-х под именем туманной поэзии·朦胧诗. Додо – один из немногих представителей направления, кто продолжает писать до сих пор.

Ранние произведения Додо нарочито лаконичны, часто политизированы и содержат многочисленные текстуальные отсылки к творчеству западных поэтов, таких как Шарль Бодлер, Марина Цветаева и Сильвия Плат. Первые стихи Додо были официально опубликованы в 1982 году, когда он ещё работал в Крестьянской газете·农民日报. С середины 1980-х он стал тяготеть к более длинной форме и преимущественно философскому содержанию поэзии.

Читать далее