хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее

декаданс и гедонизм. интервью с бай хуа часть II

Продолжаем знакомиться с современной китайской поэзией по версии Бай Хуа·柏桦, одного из интересных авторов конца 80-х, который продолжает оставаться активным по сей день. Бай Хуа — одно из приметных лиц сычуаньского авангарда, который породил массу «больших имён», в их числе Чжай Юнмин, Оуян Цзянхэ, Чжоу Лунью, Ли Явэя, Ляо Иу·廖亦武 и другие.

5ee12befx9f228c3a9ecf&690
стихо(т)ворье: Современная китайская поэзия – в большей степени стихи для глаза или для уха?

Бай Хуа: Скорее для глаза. Особенно это характерно для стихов со сложным образным рядом, написанных трудным для понимания письменным языком. Судьба у таких стихов одна – быть прочитанными с опорой на текст, но не быть услышанными. Но поэзия – это искусство, существующее во времени, поэтому стихи, потерявшие красоту звучания, свою музыку, теряют связь со временем, а ведь эта связь – залог и основа их жизнеспособности.

Читать далее

додо. странничество стиха

скачанные файлыскачанные файлыскачанные файлы

Додо·多多 – псевдоним культового поэта 1980-х Ли Шичжэна·栗世征, который он выбрал в память о своей дочери, умершей в младенчестве. Додо часто называют «мастером китайского слова», который существует в пространстве «между реальностью и поэзией».

Будущий поэт родился в 1951 году в Пекине. Во время «культурной революции» он, как и многие дети интеллигенции, был отправлен для «трудового образования» в сельскую местность, в посёлок Байяндянь·白洋淀 под Пекином. Там Додо начал активно знакомиться с мировой поэтической традицией и писать первые стихи. Некоторые из его тогдашних товарищей (одноклассник Додо Бэй Дао·北岛, Ман Кэ·芒克 и другие) позже прославились как члены изначально подпольного поэтического объединения, которое стало известно в 1980-х под именем туманной поэзии·朦胧诗. Додо – один из немногих представителей направления, кто продолжает писать до сих пор.

Ранние произведения Додо нарочито лаконичны, часто политизированы и содержат многочисленные текстуальные отсылки к творчеству западных поэтов, таких как Шарль Бодлер, Марина Цветаева и Сильвия Плат. Первые стихи Додо были официально опубликованы в 1982 году, когда он ещё работал в Крестьянской газете·农民日报. С середины 1980-х он стал тяготеть к более длинной форме и преимущественно философскому содержанию поэзии.

Читать далее

полёт феникса

Чуть больше месяца назад, 25го февраля, в рамках выставки инсталляции Фениксы известнейшего китайского художника Сюй Бина·徐冰 состоялась очень интересная дискуссия с участием самого автора работы и пяти современных китайских поэтов: Бэй Дао·北岛, Оуян Цзянхэ·欧阳江河, Си Чуаня·西川, Чжай Юнмин·翟永明, и Чжоу Цзань·周赞. В качестве модераторов выступили Лидия Лю ·刘禾, профессор Вунь Чхунь Тхам в области гуманитарных наук Колумбийского университета, Джон Раджчмен, адъюнкт-профессор истории искусств Колумбийского университета, и Евгения Лин, директор Института Восточной Азии Уэзерхед и адъюнкт-профессор китайской истории.

Мероприятие было организовано совместно Институтом Уэзерхед, Институтом Конфуция при Колумбийском университете, студией Сюй Бина, Восточно-азиатской библиотекой, Отделение истории искусств и археологии, Отделом восточно-азиатских языков и культур, Институтом сравнительной литературы и общественных наук и др.

Дискуссия была озаглавлена Звук и образ: китайские поэты беседуют с художником Сюй Бином и проходила прямо в соборе Святого Иоанна Богослова (!), где выставляются «Фениксы». Она стала частью большого поэтического вечера Полёт металлических птиц: 5+5, где китайские поэты и их американские коллеги (Чарльз Бернстейн, Мэй-мэй Берссенбругге·白萱华, Мэрилин Нельсон, Пьер Джорис, Афаа Вивер) прочли свои стихи. Это было совершенно уникальное событие, объединившее интереснейших поэтов в их диалоге с визуальным искусством.

Читать далее

гу чэн. дитя-призрак

Гу Чэн·顾城 – один из ярчайших представителей «туманной» поэзии, обладатель, пожалуй, самой романтизированной биографии из всей плеяды авторов 1980-х. Одним из первых он отошёл от подчинённости литературы социальным проблемам, возродил тему природы и привнёс новые образы в современную китайскую поэзию. Поклонник Андерсена и Лорки, он культивировал свой образ поэта-ребёнка, выключенного из мира повседневности, захваченного стихией прекрасного. Творчество Гу Чэна отстраняется от диктата языка, опираясь на слова иной реальности, реальности сновидения.

Я порой записывал звуки, услышанные во сне; над выбором иероглифов иногда не нужно было задумываться, а иногда это требовало размышлений и затем перевода в знаки; некоторые сами по себе были стихами.

e6d1c414-cf17-4592-8892-bce3e7df7ba5e6d1c414-cf17-4592-8892-bce3e7df7ba5e6d1c414-cf17-4592-8892-bce3e7df7ba5 Читать далее

аллегория и символ. лекция ян сяобиня о современном китайском стихе

12 февраля в Москве в рамках семинара «Мировые поэтические практики» при Центре лингвистических исследований мировой поэзии (Институт языкознания РАН) состоялось выступление Ян Сяобиня – он рассказал о развитии современного китайского стиха в языковом преломлении.

Теперь его доклад доступен для просмотра.

(доклад на английском языке с реферативным переводом на русском)

Страница мероприятия в Facebook

https://www.facebook.com/events/1660827390811408/