хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее

юй цзянь. твёрдый и мягкий языки поэзии часть II

32231250530556046

Ещё до паньфэнских дебатов, разделивших китайских поэтов на два враждующих лагеря, Юй Цзянь опубликовал серию эссе, где поднимается проблема соотнесённости официальной нормы и разговорной практики.

В программном эссе Твёрдый и мягкий языки поэзии он вводит бинарную оппозицию «твёрдого» и «мягкого» языков, уравнивая первый с современной нормой путунхуа и соотнося второй с тополектами (фаняънь)[1]. «Твёрдость» путунхуа связана с тем, что он представляет собой официальный язык, оторванный от жизни. Пав жертвой идеологических противостояний прошлого, он застыл в своём развитии. Тополекты, напротив, помогают сохранить жизнь в её первозданном виде, они обогащают язык, возвращая ему утраченные возможности; они восстанавливают связь современности с чувственным языком сунских романсов-цы, минской и цинской прозы, что с удовольствием изображали рутину жизни.

Современный стандарт неприемлем для Юй Цзяня из-за насыщенности его не только элементами канцелярита, маоистского «новояза» (maospeak или маовэньти в терминах критика Ли То·李陀), но и по причине всё усиливающегося процесса вливания в него европейских заимствований. В то же время маргинальный статус тополектов, существующих в оппозиции к путунхуа, привлекает авторов «народного» направления именно как знак андерграунда, неофициального характера эстетического пространства, которое может быть создано с их помощью. Юй Цзянь-теоретик не задаётся вопросом, что составляет элементы дихотомии разговорного и письменного слова в современном китайском, вместо этого он основывается на подмене разговорного диалектальным – тем самым отдаляясь от собственной практической стратегии приближения поэтического языка к разговорному.

Вот вторая часть рассуждений Юй Цзяня, первая часть – в предыдущем посте.

Читать далее

юй цзянь. твёрдый и мягкий языки поэзии часть I

Одно из главных манифестных эссе в полемике народных поэтов и поэтов-интеллектуалов, будоражившей мир китайской литературы весь конец 90-х, – это, безусловно, длинный текст Юй Цзяня Твёрдый и мягкий языки поэзии ·诗歌之舌的硬与软. Он примечателен и как критическая статья, и как образец своего рода риторической интервенции в область языковой и литературной терминологии.

Юй Цзянь – один из немногих современных китайских поэтов, кто задумывается о лингвистических, политических и художественных последствиях национальной языковой политики. Значительные различия между стандартным языком путунхуа и «диалектами» явно сказываются на поэтической практике их носителей. Неудивительно, что Юй, с его региональным юньнаньским бэкграундом, изображает стандартный язык и тех, кто им пользуется, как носителей гегемонистских амбиций. Это напрямую связано с его видением современной китайской поэзии – как окостеневшей, всеохватной и, в конечном счёте, политически мотивированной системы клише, в которых расстояние между означающим и означаемым достигает неприемлемой длины. Он полемизирует с авторами туманной поэзии и своими ровесниками, пытаясь доискаться до истинного облика нового китайского стиха.

С удовольствием представляем читателю полный перевод этого провокационного текста на русский язык.

yujian2

Читать далее

разбомбить культуру. манифест мужланов

Через четыре года после завершения «культурной революции», по наблюдению поэта Чжун Мина·钟鸣, поэтические сообщества существовали практически во всех крупных университетских кампусах Китая – внутри них активно циркулировали самиздатские журналы и сборники стихов. В Сычуани прорыв этих сообществ из ученических гетто в большой мир произошёл во многом благодаря неутомимой энергии одного человека – Вань Ся·万夏. Вань, который родился в главном сычуаньском мегаполисе, но вырос в Чэнду, был тогда студентом филфака в небольшом городке, находящемся на равном расстоянии от провинциального центра и от Чунцина.

20120115074011913

Читать далее

на стадии вымирания. интервью с уцином

Очередное интервью серии – беседа с провокационным художником, кинорежиссёром и поэтом Уцином·乌青. Уцин появился на свет в 1978 году – китайскими исследователями и критиками с их страстью к классификации он неизменно причисляется к поколению «постсемидесятников», т.е. родившихся после 1970 года. Многие из его ровесников сделали себе имя в сети, и Уцин, который начал писать стихи в студенческие годы, все свои семь поэтических сборников опубликовал в интернете.

Три его поэтические книги – На небе белые облака так белы·天上的白云真白啊, Семь циклов стихов·七诗辑 и Стихи за три года·叁年诗 вышли на бумаге. Стихи Уцина, особенно на небе белые облака так белы, часто становятся центром масштабных холиваров в китайском интернете, сопровождаемых утверждениями о «вырождении» современной поэзии. Такими же скандальными оказываются его проза и кино, включая документальный фильм 2010 года Плохие поэты·坏诗人, созданный при участии скандалиста со стажем – Ян Ли.

4001250122

Читать далее

шэнь хаобо. творчество телесного низа против телесного верха

В начале XXI века наиболее обсуждаемым явлением в авангардной поэзии Китая стало противоречивое объединение авторов под названием группы телесного низа·下半身. Её ведущими членами были Инь Личуань·尹丽川 и Шэнь Хаобо, работавшие в одном русле с многими другими молодыми поэтами – У Ан, Ли Хунци·李红旗, Доюем·朵渔, Сюаньюань Шикэ, Ли Шицзяном·李师江, Шэн Сином·盛兴 и Южанином·南人. Их главной платформой стал основанный в 2000 году одноимённый журнал, который успел выйти дважды в книжном формате, а затем интернет-ресурс Мир стиха·诗江湖.

Журнал Телесный низ – чьим предшественником по духу было издание Друзья·朋友们 – взбудоражил поэтическую сцену начала 2000-х. Можно с уверенностью сказать, что одной из особенностей журнала была сознательная провокация, предполагавшая осквернение благородного «искусства поэзии». Обложку первого выпуска украшало воспроизведение в перевёрнутом виде знаменитой фотографии Дианы Арбус – вернее, только нижней половины тела мальчика с игрушечной гранатой.

Безымянный2

Читать далее

стихотворение–голограмма. интервью с мин ди

стихо(т)ворье провело очередную беседу о современной китайской поэзии – на сей раз с Мин Ди·明迪 – поэтом, живущим в основном за пределами материкового Китая, но продолжающим писать исключительно по-китайски и публиковаться на родине.

Ming Di in Paris 2015 (3)

Читать далее

оуян юй. двуязыкость — мультикультурность

Когда речь заходит о двуязычии поэта применительно к современной китайской поэзии, мы сталкиваемся со сложной ситуацией. Сама китайская поэтическая традиция в исторической перспективе представляет собой настолько замкнутую, изолированную от внешней среды систему, что существование поэта «в пограничной зоне» двух культурных полей оказывается проблематичным.

Развернувшаяся в последние годы в Китае дискуссия между так называемыми поэтами-интеллектуалами и народными поэтами фокусируется на том, следует ли китайским поэтам подражать своим западным «учителям» или же они должны писать стихи, которые основаны на «обычной жизни», используя в качестве источника «оригинальную творческую силу» поэта[1]. Подобный поэтический национализм заставил в своё время поэта Юй Цзяня·于坚, автора из пограничной провинции Юньнань, заметить: «Я не верю, что китайские поэты могут писать на других языках», а также, что «для китайских поэтов английский является в высшей степени второсортным языком».

Так билингвизм в современной китайской поэзии, несмотря на несравненно большую открытость поэта другим культурам, оказывается возможен прежде всего в формате взаимодействия с «периферийной» литературой – на языке «малых народов»: тибетцев, и, мяо и т.п. – или на диалекте. Особый случай будут представлять собой поэты-билингвы Тайваня, писавшие на японском и китайском языках, в основном в период, когда остров управлялся японской колониальной администрацией, с 1895 по 1945 годы. Тем интереснее посмотреть на феномен билингвизма поэта, чьё творчество объединяет две масштабные традиции поэзии, вторая из которых не замкнута на сам Китай, а существует абсолютно независимо.

Читать далее

каменный лес и водопад. интервью с шэнь хаобо

стихо(т)ворье продолжает проект интервью известных китайских поэтов последних тридцати лет. Новый разговор состоялся с Шэнь Хаобо·沈浩波 – главным enfant terrible китайской поэтической сцены 2000-х. Вместе с Инь Личуань·尹丽川, У Ан·巫昂 и Сюаньюань Шикэ·轩辕轼轲 Шэнь стоял у истоков самого скандального поэтического направления пятнадцатилетней давности – поэзии телесного низа·下半身诗歌.

Родившийся в 1976 году Шэнь известен не только как поэт – обладатель многих премий, но и плодовитый блогер, и энергичный издатель. В настоящее время он живёт в Пекине и продолжает оставаться активно вовлечённым в создание и публикацию стихов.

Читать далее

белые облака. переводы уцина

n13a00_p_01_05

Уцин·乌青 (настоящее имя Чжэн Гунъюй·郑功宇) родился в 1978 году в приморском уезде Юйхуань провинции Чжэцзян. В старших классах школы он всерьёз подумывал бросить учёбу, чтобы устроиться сторожем в библиотеку и иметь возможность проводить там целые дни за чтением книг. В итоге Уцин поступил в один из ханчжоуских университетов и закончил его по специальности телевизионного редактора.

Он начал писать в студенческие годы, и к настоящему моменту является автором семи сборников стихов – все они были опубликованы в интернете. Только три поэтические книги – На небе белые облака так белы·天上的白云真白啊, Семь циклов стихов·七诗辑 и Стихи за три года·叁年诗 вышли в бумажном виде. У Цин часто пишет стихи от руки и выкладывает их фотографии на своём сайте. Он известен не только как поэт-провокатор, автор поэтических перформансов, но и как эссеист, начинающий прозаик и кинорежиссёр – создатель множества артхаусных короткометражек и полнометражного абсурдистского фильма Повесть о восхождении·爬山小说 (2008).

Безымянный

Читать далее