скованность классикой. интервью с лин юй

1514634192692861

Поэт Лин Юй·零雨 родилась в 1952 году под Тайбэем. Она закончила филфак Национального университета Тайваня, а затем магистерскую программу по восточноазиатской литературе в Университете Висконсина. Лин Юй работала приглашённым исследователем в Гарвардском университете и главным редактором одного из важнейших тайваньских поэтических журналов – Современная поэзии·現代詩.

Она начала публиковать стихи в 1983 году и тогда же выпустила свой первый сборник Монокультура города·城的連作. Сейчас она автор уже семи поэтических книг, преподаватель научно-гуманитарного образовательного центра Национального университета Илань в одноимённом городе на севере Тайваня.

Её тексты нацелены на преодоление ограничений «лирической» женской поэзии. Лин использует интеллектуальный метод письма, чтобы передать погружение в личную историю, подчёркивая печаль и одиночество жизни, и искусно создаёт формальные конструкции, которые выражают опыт понимания и принятия мира и отношений с людьми.

Читать далее

маргиналы и репатрианты. чжоу лунью о современной китайской поэзии

20171212101778027802

В октябре 2016 года при содействии известного учёного, профессора Нанкинского университета Дин Фаня·丁帆, редактора журнала Критика Янцзы·扬子江评论, была опубликована серия статей, так или иначе посвящённых осмыслению современного положения китайской поэзии. В дискуссии приняли участие исследователи и критики Чжоу Лунью, Яо Синьюн·姚新勇, Хэ Яньхун·何言宏 и Дун Цзи·董辑. Каждый из них высказал своё мнение относительно места, текущего положения и значения современной китайской поэзии. Это было первое за несколько десятилетий издание, где обсуждались проблемы современной китайской поэзии и поэтов.

Статья признанного классика, одного из пионеров литературного авангарда Чжоу Лунью Современное положение китайской поэзии·汉语诗歌的当下处境 ценна тем, что в ней переосмысляется путь, пройденный поэзией начиная с 80-х годов. Она рисует удивительную картину поэтического пространства, где главной движущей силой остаётся неофициальная поэтическая сцена: даже в работах, формально санкционированных как учебники для высшего образования, китайская поэзия последних сорока лет описывается почти исключительно с опорой на тексты из неофициальных поэтических журналов. Известнейший китайский литературовед Хун Цзычэн·洪自诚 в книге История современной китайской новой поэзии·中国当代新诗史 опирается почти исключительно на неофициальные источники при описании поэтической сцены после «культурной революции». Громкая «выставка поэзии», состоявшаяся в августе 2006 года в Гуанчжоу под названием Лица китайской поэзии·中国诗歌的脸, где посетителей встречала полутораметровая стопка неофициальных журналов, собранных начиная с 1978 года, почти целиком была посвящена неофициальной поэтической сцене. С удовольствием представляем статью Чжоу Лунью русскоязычному читателю (с небольшими сокращениями).

zhou_lunyou

Читать далее

потерянный ключ. китайская поэзия в школе

zgxdsgswxs

В старших классах всех китайских школ (где учатся с 16 до 18 лет) обязательны для изучения 5 учебников по литературе, которые охватывают темы «Древнекитайская литература», «Стихи и эссе», «Классические китайские романы», «Литературно-критическая статья» и «Знаменитые произведения зарубежной литературы». Кроме обязательных, существуют и дополнительные учебники – обычно преподаватель выбирает из списка 3-5 книг по своему усмотрению. Ученики могут более подробно познакомиться с классическими философскими текстами традиции, традиционным стихосложением, иностранной прозой, драмой, фольклорными текстами, сценариями известных фильмов или современной поэзией.

При этом изучение литературы в школе устроено по совершенно иному принципу, чем в России. Во-первых, преподавание китайского языка не отделено от литературы, поэтому на уроках разбор литературных текстов перемежается разговорами о классическом китайском языке, использовании фразеологизмов и неологизмов, параллельных конструкций и прочей языковой механики. Во-вторых, изучение текстов устроено не по хронологическому, а по тематическому принципу – в одном уроке проходят, например, фрагменты Обиды Доу Э·窦娥冤, классической китайской пьесы XIII века, трагедии Гроза·雷雨 Цао Юя·曹禺 (1934) и «Гамлета».

Что же входит в китайский школьный канон? Первый большой блок текстов – это поэтические тексты традиции. Главный из них, как и две тысячи лет назад, – Ши цзин·诗经, Канон поэзии или Книга песен. Это самая древняя антология китайской поэзии, в качестве канона входящая в конфуцианские своды классической литературы. Ши цзин оказал колоссальное влияние на китайскую литературу последующих столетий, причём далеко не только на одну поэзию. В Ши цзине были использованы выразительные средства, которые возвела в канон позднейшая филологическая традиция. Логичной парой к Ши-цзину выглядит поэма Ли сао/ Скорбь отлучённого·离骚, которая существует по-русски в переводе Ахматовой. Ли сао – текст из древнекитайского свода Чуские строфы·楚辞, представляющего поэтическую традицию южных регионов Древнего Китая, в отличие от «северного» Ши цзина. Текст поэмы устойчиво приписывается полулегендарному поэту Цюй Юаню·屈原 – фигуре, поднятой на щит китайского национализма в качестве поэта-«патриота», покончившего жизнь самоубийством, будучи не в силах помочь своей родине.

Читать далее

китайская поэзия сегодня

Безымянный

Книга «Китайская поэзия сегодня» впервые представляет русскому читателю широкую панораму современной китайской поэзии.

Интерес к поэзии в современном Китае больше, чем в других странах. В Китае проводят множество поэтических фестивалей, издают массу журналов и книг, а поэтические чтения собирают полные залы заинтересованной публики. Современная поэтическая активность Китая может быть сопоставлена только с Латинской Америкой. Китай охотно экспортирует свою поэзию, китайские поэты участвуют и в международных фестивалях, а китайскую поэзию активно переводят на другие языки, в первую очередь, на английский. Тем не менее, в России многие яркие имена современного поэтического Китая остаются неизвестными.

Язык современной китайской поэзии абсолютно уникален – он завис, как мост, между двумя полюсами «инаковости»: западной культурой и классическим стихом. Формальные противопоставления, к которым привык российский читатель (рифмованная / нерифмованная поэзия, строгая форма / свободный стих), для современной китайской поэзии неактуальны. Разнообразие китайского поэтического мира с трудом поддается описанию и не может быть объяснено с помощью этих противопоставлений. Перед нами широкий спектр («пусть расцветает сто школ»), а не два противоположных лагеря. Это разнообразие подкрепляется и тем, что многие поэты живут за пределами Китая, они включены в широкий международный поэтический контекст, и вместе с тем их глубокая связь с Китаем проявляется не только в стихах, но и в том, это они не ощущают себя эмигрантами, постоянно возвращаясь в Китай, работая в нем, участвуя в его культурной жизни, преподавая в университетах.

В китайской поэзии сложность и интеллектуальная насыщенность соседствует с минимализмом и разговорной стилем, абстрактная метафизика – с документальной точностью, а внимание к повседневной жизни – с философской основательностью. В этой книге показано всё многообразие современной китайской поэзии – от «туманных» поэтов до рабочих-мигрантов, от «интеллектуалов» до авторов «телесного низа», от талантливых одиночек до рупоров целых направлений, возглавляющих журналы и издательства. Антология «Китайская поэзия сегодня» послужит хорошим введением в этот большой и разнообразный мир.

Презентация антологии состоится 30 ноября в 17.00 в рамках Х международного фестиваля «Биеннале поэтов». В презентации примут участие китайские поэты, чьи стихи вошли в антологию. На презентации прозвучат и тексты тех авторов, кто не смог приехать на фестиваль, – Бай Хуа, Цзан Ди, Сяо Кайюя, Чжай Юнмин.

Презентацию будут вести редакторы антологии – Наталия Азарова, Светлана Бочавер, Юлия Дрейзис, Кирилл Корчагин.

Читать далее

хуан сян. век-волкодав

201448161947673

Сложно переоценить ту роль, которую феномен новой поэзии сыграл в ходе «культурной революции» и последовавшего за ней демократического движения. Критик Тан Сяобин·唐小兵 называет это время «лирической эрой», эпохой утопических желаний и революционных страстей. Для вызревания современного китайского стиха в пору общественного брожения оказались значимы не только поэты туманного направления·朦胧诗人, связанные с журналом Сегодня·今天, но и «дедушки китайского авангарда» – те, кто был активно вовлечён в самиздат и неофициальные поэтические кружки ещё в «культурную революцию».

Ярким примером таких авторов может служить поэт и каллиграф Хуан Сян·黃翔. Хуан – обладатель одной из самых удивительных, искусно мифологизированных биографий эпохи. Он родился в 1941 году в Хунани, в буквальном смысле «из пламени борьбы»: пока в деревне бушевал пожар, роженицу и младенца, ещё соединённого с матерью пуповиной, на руках вынесли в соседний храм. Отец Хуан Сяна был гоминьдановским генералом, тайно расстрелянным в Маньчжурии вскоре после прихода к власти коммунистов. Тот факт, что Хуан Сян родился сыном «белого» офицера и внуком крупного землевладельца, оставил неизгладимый отпечаток на его биографии «классово чуждого элемента».

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. четвёртый

Существование литературных «салонов» в годы «культурной революции» — доказательство неудержимого человеческого стремления к свободе выражения. Читатели тех лет жаждали найти в литературе подлинное чувство взамен показной догмы. Благодаря относительной краткости и мнемоническим преимуществам поэтического текста стихи было легко воспроизводить и распространять подпольно.

Несмотря на все очевидные трудности, в 70-е годы подпольная литература процветала. В Пекине, Сюй Хаоюань·徐浩渊 и её товарищи сформировали несколько молодых поэтических объединений; два года спустя, Ши Канчэн·史康成 создал собственную группу. Они взаимодействовали друг с другом, обмениваясь запрещёнными книгами, которые было сложно найти. Издания передавались от одного человека к другому в форме велосипедной эстафеты, которую её участники называли «развозом книг».

В Байяндяне·白洋淀, озёрном крае в центральной части провинции Хэбэй, сформировалось сообщество из более шести сотен «перевоспитываемых» молодых людей – многие из них были пекинцами. Ман Кэ·芒克, Додо и Гэньцзы·根子, родившиеся в 1951 году и ходившие в одну среднюю школу, жили в Байяндяне с 1969 по 1976 годы. Их часто навещали друзья из Пекина: поэты Бэй Дао·北岛 и Цзян Хэ·江河, будущий режиссёр Чэнь Кайгэ и художник Янь Ли. Как и другие обитатели Байяндяня, например, Линь Ман·林莽, Фан Хань·方含 и Сун Хайцюань·宋海泉, все эти молодые люди впоследствии начали писать стихи.

Что происходило в это время на официальной поэтической сцене? Существовала ли в Китае 50–70-х годов интересная поэзия?

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’ часть V

В 1984 году два поэта: Хань Дун из Нанкина и Юй Цзянь из Куньмина – сошлись вместе, чтобы основать группу Они·他们 и создать свой собственный неофициальный журнал. Необычное название Они было призвано подчеркнуть отстранённость группы от литературного мейнстрима.

Хань Дун, Сяо Хай·小海, Сяо Цзюнь·小君, Дин Дан·丁当, А-тун·阿童 (который позже изменил своё имя на Су Тун·苏童 и стал широко известен как прозаик-авангардист), Юй Сяовэй·于小伟 и Жэнь Хуэй·任辉 составили костяк группы. Первоначальная идея, стоявшая за созданием Они, была такой же, как у Бэй Дао·北岛 при создании журнала Сегодня·今天 – бросить вызов официальным изданиям. Как и на Западе, именно через подобные маленькие журналы распространяются более смелые работы. Эти издания дают пространство молодым поэтам, относительно свободным от суеты официального успеха. С 1978 года большая часть значимой новой поэзии в КНР первоначально печаталась именно в таких неофициальных журналах. Группа Они была первой ласточкой современной авангардной поэзии в Нанкине, и в течение нескольких лет со дня её основания мощное влияние авторов группы стало совершенно очевидным.

1986 год оказался переломным для нанкинской поэтической сцены. К тому времени двое из преданных членов объединения – Сяо Хай и Сяо Цзюнь – стали известны по всей стране. Конкурирующее издание Посланец диалога·对话使节 появилось на улицах Нанкина, представив широкий спектр андерграундных авторов. Хотя его редактор, Чжоу Цзюнь·周俊, всегда надеялся, что журнал станет центром притяжения для поэтической группы единомышленников, это ему так и не удалось; многие сочли, что журнал был слишком неразборчив в своей редакционной политике, и более радикальные поэты отвернулись от Посланца.

В том же году аньхуэйская Поэтическая газета·诗歌报 и Шэньчжэньская молодёжная газета·深圳青年报 издали список Современные группы на поэтическом Парнасе 1986·中国诗坛1986群体大展 – первое крупномасштабное представление новой поэзии андеграунда в официальных изданиях. Это не только сделало поэзию группы Они известной широкой публике, но и лишило Пекин статуса единственного центра авангардного стиха. Чэнду, Нанкин и Шанхай стали конкурирующими пунктами новаторской поэтической активности. Воспоминания Хань Дуна «Они» или “Они”·《他们》或“他们” возвращают нас к этому интересному и важному времени.

2049018653.jpg

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’ часть IV

image

Продолжение статьи Хань Дуна «Они» или “Они”·《他们》或他们  — это воспоминание о том, как выглядела типичная редакция неофициального литературного журнала в Китае 90-х.

Первые журналы были уделом любителей и выходили в весьма примитивном формате, отражавшем ограниченный доступ к средствам производства. Авангардный журнал начала 80-х почти всегда предполагал низкое качество бумаги, печать на мимеографе и ручную сшивку. С середины и конца 80-х годов, по мере того, как ресурсы становились более доступными для частных пользователей, облик неофициальных публикаций делался всё изощрённее.

В первые годы большинство неофициальных журналов распространялись «вручную» — (полу)тайно через неформальные связи. Такие сети знакомств долго продолжали оставаться основными каналами распространения журналов — но с постоянно уменьшающейся необходимостью соблюдать секретность. Средний тираж составлял около нескольких сотен экземпляров, а у самых успешных изданий — нескольких тысяч.

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’

×÷¼Òº«¶«ÔÚÄϾ©°ëÆ´忧·È¹Ý

Журнал Они·他们, публиковавшийся в формате неофициального издания рекордные десять лет – с 1985 по 1995, неизменно выступал в качестве главного рупора авангардной поэзии. Он стал основой для консолидации направления разговорного стиха·语诗. И хотя эта роль была принята им в своё время в подчёркнутой попытке отмежеваться от наследия группы Сегодня·今天, ограничение вклада нанкинского издания исключительно узкими рамками разговорного направления не отдаёт должного значимости журнала на китайской литературной сцене. Именно редколлегии Они принадлежит идея создания сети авторов в разных местах по всей стране (в Нанкине, Куньмине, Шанхае, Фучжоу, Чэнду и других городах) и выход за пределы локальной поэтической тусовки.

Редактором первых номеров значился Фу Ли·付立, но, судя по всему, Хань Дун всегда оставался его реальной движущей силой. Название журнала родилось как дань уважения известному роману Джойс Кэрол Оутс Их жизни (Them), переведённому на китайский под заглавием Они. Выбор авторов в Они свидетельствовал о недвусмысленной принадлежности журнала к народному лагерю. Неудивительно, что журнал смолк на пять лет в период идеологической чистки после тяньаньмэньских событий, но в 1993 возродился, чтобы продолжить существование уже в формате интернет-портала до 2003 года.

В воспоминаниях Хань Дуна, озаглавленных «Они» или “Они”·《他们》或他们, подробно рассказывается о событиях, предшествовавших созданию журнала, о его нетривиальной истории, о разных авторах и том пути, который им всем вместе пришлось пройти.

Читать далее

ростки чувств. интервью с янь ли

 

%e4%b8%a5%e5%8a%9b

Янь Ли – подлинный человек искусства: поэт, художник и писатель, член известнейшего арт-объединения авангардистов Звёзды·星星, чьи работы выставляются в Китае, Японии и США. Его поэтическое творчество обычно ассоциируется с направлением туманной поэзии, хотя на протяжении последних лет Янь работает в собственной манере, разительно отличающейся от романтизма ранней поэзии.

Янь Ли начал свой творческий путь в 80-х – уже в 1985 году состоялась его первая персональная выставка в Шанхае. Тогда же он переехал в Нью-Йорк, где познакомился с Ай Вэйвэем·艾未未 и другими авангардными художниками. Персональные выставки работ Янь Ли были организованы в галерее Feng, Колледже Вассар, галерее Art Waves. В 1987 году он запустил проект собственного литературного журнала Одна строка·一行, объединившего многих экспериментальных авторов как в Китае, так и за его пределами. Через семь лет Янь вернулся в КНР и обосновался в Шанхае, а в 2012 году открыл художественную студию в Пекине.

Основной фокус работ Янь Ли составляет головокружительная китайская индустриализация и связанная с ней трансформация пространственного опыта. Городское пространство целиком поглощает поле его художественного эксперимента. Именно в нём Янь разрабатывает то, что он называет поэтической жвачкой·诗歌口香糖. С формальной точки зрения «жвачка» представляет собой серию коротких стихотворений (чаще всего дистихов) философского толка, в основном визуально ориентированных. Предполагается, что эти произведения не только дарят читателю мимолётное удовольствие нового «вкуса», но их можно «пережёвывать» вновь и вновь, извлекая новые смыслы. В этой серии Янь Ли часто оперирует пространственной метафорой слова-кирпича, визуализируя образ «зияния», который служит отсылкой к конструированию «я» из текстовых блоков. Это реализуется и в его графических работах, что связывает их с поэзией в единый макротекст.

Произведения Янь Ли переводились на французский, итальянский, английский, шведский, корейский, иранский и немецкий языки. В качестве куратора и художника он провёл множество выставок и опубликовал не один десяток книг книг. Сейчас Янь базируется в основном в Шанхае и Нью-Йорке.

Читать далее