современная, китайская, поэзия часть II

Апофеозом поиска «своего» языка становятся для современной поэзии паньфэнские дебаты 1999 года. Они обязаны названием имени отеля Паньфэн, где было организовано мероприятие, поляризовавшее китайскую поэтосферу. Дебаты стали кульминацией дискуссий по поводу того, на каком языке должна обращаться к читателю новая китайская поэзия.

Противостояние продолжалось вплоть до 2002  в виде борьбы двух идеологических группировок — «народников» и «интеллектуалов», забрасывавших друг друга обвинениями. Дискуссии подогревались погоней прессы за сенсациями и интересом публики к вызванному скандалу. Однако многие поэты оказались не заинтересованы в этой войне слов — часть из них впоследствии образовала независимую группу третьего пути.

038《简体版家国天下》

Хань Бо

Упрощённая схема родного макрокосма

Читать далее

а и б. переводы хань дуна

Хань Дун – один из самых важных авторов народного направления китайской поэзии и его неустанный популяризатор. Тексты Хань Дуна отмечены, прежде всего, сознательной «поверхностностью» высказывания. В них действуют мощные механизмы остранения, которые блокируют привычные пути логической аргументации и ассоциативные связи. Это часть общей склонности авторов третьего поколения к «объективизму», многократно усиленная нарочитой простотой разговорного стиха·口语诗.

«Разговорность», отмеченная и самими авторами, и критиками, становится наиболее часто упоминаемой особенностью стиля Хань Дуна, но часто всплывает и в рассуждениях о прочих участниках объединения Они·他们. Стиль Ханя оказал значительное влияние на других поэтов и продолжает занимать видное место в критической повестке дня. Хотя язык этой так называемой «разговорной» поэзии отнюдь не равен языку повседнева, навешенный на неё ярлык видится достаточно разумным в своём литературно-историческом контексте. Хань пользуется языком как инструментом – взвешенно, целенаправленно и под несомненным авторским контролем. Это придаёт его поэзии спокойную уверенность и настойчивость, особенно в её заметном использовании повторов и полуповторов. Короткая, ясная строка Хань Дуна оказывается как нельзя лучше приспособленной для его негативистской поэтики. «Объективизм» отнюдь не означает, что автор действительно хочет достичь какой-либо степени объективности, но, скорее, вовсе не имеет никаких видов читателя и его восприятие представленного.

Переводы других произведений Хань Дуна можно прочесть здесь и в антологии «Азиатская медь».

han_dong.jpg

Читать далее

хань дун. о народности часть II

22d_36c3c59f_6d02_f2ce_85f8_a7bfed5d0735_1

Хань Дун не только поэт, чьё раннее творчество представляет собой критический ответ на традицию. Отмежевание от предшественников видно и в его поэтической практике, и в различных замечаниях о поэтике, которые он публиковал начиная с 1985 года. Они воплощают желание демистифицировать поэзию или минимизировать подчёркивание онтологического примата языка как средства реализации поэтического.

В их ряду особняком стоит манифест 1999 года О народности·论民间, полностью посвящённый полемике с противниками избранного Хань Дуном и — шире — группой Они·他们 поэтического курса. Вот его вторая, заключительная, часть (первую можно найти в предыдущем посте).

Читать далее

хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее

шэнь хаобо. творчество телесного низа против телесного верха

В начале XXI века наиболее обсуждаемым явлением в авангардной поэзии Китая стало противоречивое объединение авторов под названием группы телесного низа·下半身. Её ведущими членами были Инь Личуань·尹丽川 и Шэнь Хаобо, работавшие в одном русле с многими другими молодыми поэтами – У Ан, Ли Хунци·李红旗, Доюем·朵渔, Сюаньюань Шикэ, Ли Шицзяном·李师江, Шэн Сином·盛兴 и Южанином·南人. Их главной платформой стал основанный в 2000 году одноимённый журнал, который успел выйти дважды в книжном формате, а затем интернет-ресурс Мир стиха·诗江湖.

Журнал Телесный низ – чьим предшественником по духу было издание Друзья·朋友们 – взбудоражил поэтическую сцену начала 2000-х. Можно с уверенностью сказать, что одной из особенностей журнала была сознательная провокация, предполагавшая осквернение благородного «искусства поэзии». Обложку первого выпуска украшало воспроизведение в перевёрнутом виде знаменитой фотографии Дианы Арбус – вернее, только нижней половины тела мальчика с игрушечной гранатой.

Безымянный2

Читать далее

флюгер поэзии. интервью с чжоу япином

3

Новое интервью в серии рассуждений о современной китайской поэзии дал стихо(т)ворью Чжоу Япин·周亚平 – одна из центральных фигур самопровозглашённой китайской «поэзии языка». Вместе с Чэ Цяньцзы·车前子 он много работал над отделением поэзии от идеологии, выводом её в область чисто художественного эксперимента. Как утверждает сам поэт, внимание к простым предметам направило его взгляд к исследованию языковых событий и самого языка, которые обладают полным контролем над предметами.

В конце 80-х и в начале 90-х Чжоу являлся членом поэтического объединения Оригинал·原样, произведения которого печатались в переводах в Великобритании. Ориентируясь на западную традицию, его представители пытались в то же время создать модель оригинального, специфически китайского творчества.

Сам будущий поэт родился в Цзянсу в июле 1961 года. Он успел поучиться в очень разных местах – на факультете управления Полицейской академии Цзянсу, на факультете политологии и религиоведения, на филфаке Нанкинского университета и, наконец, в Институте управления Фуданьского университета в Шанхае. На протяжении многих лет Чжоу работал преподавателем, продюсером, режиссёром-документалистом и менеджером телеканалов в родной провинции.

Сейчас Чжоу живёт в Пекине и работает на центральном телевидении, вернувшись к поэтическому творчеству в 2008 году после почти четырнадцатилетнего перерыва. Он пишет в том числе под псевдонимами И Чжоу·壹周, Гушима·故事马 и Ми Сяо·米小. Его последний сборник знак ×·× вышел в свет в 2015 году.

Читать далее

всё сущее есть стих. интервью с ян ли

Очередное интервью серии – это разговор с поэтом Ян Ли∙杨黎, которого известный переводчик Саймон Паттон назвал «довольно бесформенным, бесхитростным, безыскусным подателем своего обычного “я” и своего обычного опыта безо всякий видимых усилий».
Ян Ли родился в 1962 году в Сычуани и начал писать стихи в восемнадцать лет. Вместе с друзьями он основал неофициальный поэтический журнал, подаривший первую известность его создателям. Тогда же был задан основной импульс литературной личности Ян Ли: ниспровергательский запал и сконцентрированность на собственном существовании.
В 1986 году вместе с Чжоу Лунью, Лань Ма∙蓝马 и другими он встал у истоков поэтического движения Не-Не∙非非, а позже, в 2000-х, стал одним из создателей авангардного литературного журнала и интернет-портала Резинка•橡皮. Ян Ли продолжает активно писать и публиковаться, в том числе как прозаик. Его стихи никогда не переводились на русский.

杨黎3

Читать далее

непоэтическое слово. интервью с хань дуном

стихо(т)ворье продолжает проект, придуманный, чтобы предоставить слово самым интересным китайским авторам последних тридцати лет.

Новое интервью серии было взято у Хань Дуна∙韩东 – одной из ключевых фигур так называемого направления «народной» поэзии, обладателя нескольких литературных премий, включая авторитетную премию Лю Лиань (1995), поэта, писателя и культового героя китайской блогосферы.

Переводы стихов Хань Дуна можно прочесть здесь.
Читать далее

изменяя традиции. интервью с хэ сяочжу

   Новое интервью в серии бесед о современной китайской поэзии дал стихо(т)ворью Хэ Сяочжу·何小竹 – идеальная фигура поэта китайской периферии, воображаемой и реальной. Он родился в 1963 году в провинции Сычуань, его мать была этнической китаянкой, а отец – из народности мяо (хмон). Эта смешанная идентичность и опыт взросления в глубинке оказали сильное влияние на формирование представлений Хэ о мире и языке, хотя он и не владеет родным мяо, а пишет исключительно по-китайски.

mmexport1434467187086

Читать далее

широкоэкранный мир. переводы сюаньюань шикэ

0

Поэт Сюаньюань Шикэ·轩辕轼轲 – обладатель парадоксального имени, которое многие принимают за псевдоним. В нём необычна и двусложность в сочетании с двусложной фамилией (большинство китайских имён – это односложная фамилия + двусложное имя), и то, что все четыре иероглифа, его записывающие, имеют один и тот же графический элемент со значением «колесница/ телега». Наконец, значения самих иероглифов подобрались соответствующие: «высокий борт колесницы», «оглобля», «передняя стенка колесницы», «составная ось повозки»; всё это устаревшие слова, которые воспринимаются как стилизация под архаику. Сам поэт признаётся: ему импонирует тот факт, что в его имени «спрятаны» имена двух небезразличных ему исторических персонажей – величайшего гения сунской поэзии Су Ши·苏轼 (более известного под псевдонимом Су Дунпо) и легендарного «благородного рыцаря» Цзин Кэ·荆轲, подосланного убить первого императора Китая.

Читать далее