главные тренды в китайской поэзии 2016. новая разговорная

Что происходит сейчас с соотношением интеллектуалистской и народной парадигм, которые определяли поэтическую карту китайских 90-х?

Прежде всего, мы можем наблюдать уверенное возрождение поэзии на разговорном языке. Цинь Саньшу, выпускник факультета сравнительного литературоведения Фуданьского университета, чьё стихотворение иллюстрировало предыдущий пост, может считаться представителем нового поколения интеллектуалистской литературы, умело использующего возможности разговорного стиля. За прошедшие пятнадцать–двадцать лет поэзия на разговорном языке обрела множество последователей, но и лагерь «интеллектуалов» привлёк под свои знамёна немало молодых поэтов.

Интересно, что по мнению тех авторов, которые в своё время выступали против интеллектуалистской литературы, провозглашая себя поэтами «из народа», только противоположный лагерь мог ассоциироваться с официальными правительственными силами. Отчасти это было лукавством, ведь некоторые представители элиты «народных» поэтов получали и продолжают получать господдержку. Даже авангардный журнал Бэй Дао·北岛 Сегодня·今天 начал официально издаваться в Китае в прошедшем году. Каждый в той или иной степени является поэтом «официоза». Разница лежит в плоскости поэтической эстетики – на границе между экспериментом и посредственностью.

xuanyuan_shike

Читать далее

главные тренды в китайской поэзии 2016. возрождение традиции

Несмотря на то, что западные влияния в современной китайской поэзии продолжают оставаться весьма заметными, часть поэтов пытаются вернуть к жизни традиционные элементы, вновь обращаясь к китайской классике. Стихотворение морские птицы·鸥鹭 Си Ду·西渡 служит замечательным примером этих возобновлённых усилий. Оно звучит вполне в духе древности, но при этом остаётся современным верлибром.

20300000633919136307896440168_s

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. восьмой

yang-yongliang-2012-moonlight-waxing-crescent-photography-of-china

Китайская «новая поэзия» появилась на свет примерно сто лет назад как часть литературной революции, косвенным образом запущенной в ход публикацией авангардной поэзии в знаменитом чикагском Поэтическом журнале. Главный мотор и идеолог новой традиции, Ху Ши·胡适, учился тогда в США. Он написал первый китайский верлибр на разговорном языке в июле 1916 года, опубликовал Предварительные предложения по литературной реформе·文学改良刍议 в китайском журнале Новая молодежь·新青年 в январе 1917 года, а затем ещё восемь верлибров в том же издании и, наконец, вернулся в Китай в июле 1917, чтобы продвигать дело «новой поэзии». Эта литературная революция предшествовала падению династии Цин в 1911 году и была подкреплена «движением 4 мая» 1919 года. Сегодня в Китае поэты отмечают столетний юбилей «новой поэзии».

Но как мы нам следует воспринимать Ху Ши и других ранних модернистов сегодня? В Китае по-прежнему больше двух миллионов человек пишут рифмованные традиционные стихи. Многие люди критиковали и продолжают критиковать свободный стих за то, что он «принижает достоинство классической традиции» и вообще «не является художественной формой, поскольку лишён метра и рифмы» — несмотря на то, что авангардная поэзия прошла большой путь и разделилась на множество различных школ и направлений.

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. седьмой

china_censorship

Одна из основных форм, в которых государство осуществляет контроль над издательской индустрией в КНР и, вероятно, продолжит осуществлять в ближайшие годы, – это система цензуры. Она включает в себя многочисленные подразделения государственных служб и органов общественной безопасности; кроме того, редакторы издательств вносят в рукописи упреждающие сокращения и изменения, направленные отнюдь не на подчёркивание их литературных достоинств, но на уменьшение «неудобоваримости». В целом начиная с 1980-х система цензуры стала меньше предписывать и больше запрещать. Писателям и издателям больше не указывают что писать, но штрафуют постфактум, если публикация воспринимается как оскорбительная или незаконная.

Оценка рисков и преимуществ повышенного внимания со стороны СМИ превратилась в важный навык для писателей и поэтов нового Китая. Некоторые авторы буквально взлетели на вершину славы, поскольку их книги были запрещены, в то время как другие оказались под нешуточным давлением, включая тюремное заключение. Среди книг похожего содержания одни в конечном итоге так и остались под запретом, зато другие стали бестселлерами.

Подавляющее большинство китайских поэтов (включая живущих за пределами Китая) признаёт тот факт, что их работы подвергаются цензуре и с готовностью вносят необходимые коррективы. Сколь малы порой могут быть эти исправления, лучше всего показывает пример сборника новелл Лапшичник·拉面者, который был впервые опубликован за границей на английском языке, а затем «адаптирован» для публикации в КНР – дата в одном из рассказов была изменена с «четвёртого июня» на «третье июня». В этом смысле лауреат Нобелевской премии Гао Синцзянь·高行健, который покинул Китай в конце 80-х после нескольких стычек с цензорами, – редкий пример китайского автора, кто последовательно отказывается сообразовывать свои работы с требованиями цензуры и потому принципиально не публикует в КНР.

Нельзя не признать, что существующая сейчас система в целом повысила разнообразие и качество публикаций, создав куда лучшие условия для успешных писателей в большинстве жанров. Прежнее, ещё маоистское по духу, устройство литературного сообщества, при котором авторам платили за каждое слово, было заменено прагматичной системой достижений, сборов и отчислений. Кроме того, писатели и поэты КНР теперь имеют широкие возможности публиковать свои работы – либо непосредственно, либо через литературных агентов – за пределами материка, особенно на Тайване.

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. шестой

 Одна из чувствительных тем в мире современной китайской литературы – это, несомненно, творчество представителей «малых народов» Китая. Подавляющее большинство авторов «из нацменьшинств» пишет по-китайски. Выбор китайского языка – выбор осознанный; он помогает получить сравнительно лёгкий доступ к большой читательской аудитории и медиа. Многие, вероятно, пишут, ориентируясь на своих соплеменников, освоивших китайскую грамоту. Как отмечает один из поэтов народа и, авторы «из нацменьшинств» оказываются «зажаты между китайской и западной поэзией, при этом не являясь частью ни той, ни другой».

Этнически отличаясь от других китайских поэтов, авторы «нацменьшинств» разнятся и между собой – своим культурным и языковым бэкграундом. Люди из сельской местности иногда начинают изучать китайский язык только в начальной школе. Другие растут в поликультурных уездах, порой будучи детьми местных чиновников, и подвергаются воздействию «других» языка и культуры уже в раннем возрасте. Одной из основных тем их поэзии становится ответ на изменения традиции и местной окружающей среды, вызванные быстрым ростом и развитием современного Китая.

Насколько справедливо оптимистичное утверждение поэта-и Цзиди Мацзя·吉狄马加: «Я живу в регионе, где традиционное и современное мышление, традиционная культура и современная цивилизация находятся в остром конфликте и столкновении, создавая огромную толщу воды, которая, я думаю, продвинет мой народ по пути беспрецедентных перемен и даст нам возможность создать литературу, которая ещё потрясёт весь мир»?

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. пятый

В 80-е и 90-е годы китайская поэзия развивалась не только в Пекине и Шанхае, но и во множестве региональных центров поэтической активности, образцовыми примерами которых можно назвать города Чэнду и Чунцин. Большинство поэтических объединений были географически сбитыми сообществами единомышленников, разделявших не только особенности поэтики, но и привязку к той или иной местности. Сейчас, с появлением интернета, ситуация меняется: поэты по всему Китаю взаимодействуют и общаются без необходимости обращения к локальным сообществам, как обитатели единого поэтического пространства. Постепенно размываются границы между официозом и независимым творчеством. Существуют ли ещё в таких условиях какие-то центры притяжения, структурирующие это пространство? Что означает для новой поэзии региональная привязка?

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. четвёртый

Существование литературных «салонов» в годы «культурной революции» — доказательство неудержимого человеческого стремления к свободе выражения. Читатели тех лет жаждали найти в литературе подлинное чувство взамен показной догмы. Благодаря относительной краткости и мнемоническим преимуществам поэтического текста стихи было легко воспроизводить и распространять подпольно.

Несмотря на все очевидные трудности, в 70-е годы подпольная литература процветала. В Пекине, Сюй Хаоюань·徐浩渊 и её товарищи сформировали несколько молодых поэтических объединений; два года спустя, Ши Канчэн·史康成 создал собственную группу. Они взаимодействовали друг с другом, обмениваясь запрещёнными книгами, которые было сложно найти. Издания передавались от одного человека к другому в форме велосипедной эстафеты, которую её участники называли «развозом книг».

В Байяндяне·白洋淀, озёрном крае в центральной части провинции Хэбэй, сформировалось сообщество из более шести сотен «перевоспитываемых» молодых людей – многие из них были пекинцами. Ман Кэ·芒克, Додо и Гэньцзы·根子, родившиеся в 1951 году и ходившие в одну среднюю школу, жили в Байяндяне с 1969 по 1976 годы. Их часто навещали друзья из Пекина: поэты Бэй Дао·北岛 и Цзян Хэ·江河, будущий режиссёр Чэнь Кайгэ и художник Янь Ли. Как и другие обитатели Байяндяня, например, Линь Ман·林莽, Фан Хань·方含 и Сун Хайцюань·宋海泉, все эти молодые люди впоследствии начали писать стихи.

Что происходило в это время на официальной поэтической сцене? Существовала ли в Китае 50–70-х годов интересная поэзия?

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. третий

 

В первой половине 2015 года несколько китайских «низовых» поэтов·草根诗人 прославились буквально за один день благодаря интернету и социальным медиа. Однако столь же скоро они канули в безвестность. Это явление обратило на себя внимание китайских критиков и вызвало бурную общественную полемику о культурной ценности «низовой» поэзии.

В январе Юй Сюхуа, сражающаяся с бедностью и инвалидностью, получила высокую должность в местном союзе писателей – это стало символом общественного признания интернет-творчества на неблагополучном фоне падения интереса к современной китайской поэзии. Общенародная лихорадка вокруг стихов Юй продолжалась в течение примерно трёх месяцев, а затем внезапно сошла на нет. Го Цзиньню·郭金牛, поэт из среды рабочих-мигрантов, который опубликовал свой сборник стихов в конце 2014 года, был приглашён на 46-й Международный фестиваль поэзии в Роттердаме. Эта новость удивила тогда многих китайских интернет-пользователей. Спустя какое-то время Го и его произведения тихо исчезли из поля зрения общественности.

Жизненные циклы популярности большинства «низовых» поэтов ещё короче. В апреле 2015 школьница старших классов вдруг стала известна как автор стихов о еде, публикуемых онлайн. Её окрестили «поэтом еды», а число подписчиков микроблога девушки подскочило до 30000. Через неделю почти уже никто не обращал на неё внимания.

00221917e13e12029fc723

поэт-крестьянин Кан Пэнфэй·康鹏飞

По мнению китайских критиков, интернет и социальные медиа предоставляют «низовым» поэтам пространство для выигрышной демонстрации собственных работ. Чжай Юнмин отмечает, что сеть стала основным каналом для обмена авангардной поэзией в последние годы, когда издатели всё с большей неохотой публикуют поэтические сборники. «Можно сказать, что современная поэзия раньше других областей китайской литературы приспособилась к эпохе социальных медиа. С помощью новых технологий поэты пытаются описать то поэтическое, что существует в нашем стремительном обществе», говорит Чжай.

Хо Цзюньмин·霍俊明, известный литературный критик, отмечает, что многие популярные СМИ нового формата заполняются текстами благодаря любителям поэзии, а не профессиональным поэтам. Их романтизированные стихи гораздо легче воспринимать и распространять массовому читателю – «в прошлом люди читали в книгах элитарную “академическую” поэзию или “поэзию поэтов”; теперь эти стихи слишком серьёзны для некоторых молодых читателей, они предпочитают более простые стихи».

Как же соотносятся «элитарная» и популярная поэзия?

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. первый

chinese-poetry

В феврале 2016 Роттердамский международный поэтический фестиваль провёл очень интересный опрос среди китайских поэтов разных возрастов и несхожих жизненных обстоятельств. Цель проекта заключалась в том, чтобы прояснить некоторые из самых «горячих» вопросов о китайской поэзии для читателей за пределами Китая. Из двадцати пяти авторов, к которым организаторы обратились с просьбой сказать несколько слов, двое отвергли предложение с негодованием и несколько прислали вежливые отказы. В итоге получилось восемь вопросов о насущном и шестнадцать поэтов в роли участников стасима. С удовольствием представляем это обсуждение всем, кому хочется понять, что происходит в мире современной китайской поэзии.

Читать далее

современная, китайская, поэзия часть IV

Нулевые для развития китайской независимой поэзии начались под знаком нескольких тенденций. С одной стороны, продолжается мощный тренд коммерциализации культуры, превращении культурных произведений в продукцию массмаркета. С другой – новым фактором в поэтической жизни Китая становится распространение интернета. Благодаря появлению возможности публиковаться в блоге транзакционные издержки для распространения своих стихов упали до нуля – больше не требовалось искать издателей или журналы, готовые их опубликовать. Соответственно, в 2000-е происходит взрывной рост количества относительно известных авангардных поэтов. С другой стороны, рост количества не означал перехода в качество – в результате исчезновения неформальных фильтров вроде художественной «тусовки» и формальных вроде редколлегий журналов большинство наводнивших сеть текстов почти не имеют художественной ценности.

yang-yongliang-2012-moonlight-waxing-crescent-photography-of-china

Уже конец 1990-х принёс маргинализацию поэзии в условиях коммерческой культуры, однако многие из тех, кто перестал писать, и ушёл в бизнес, стали использовать заработанные состояния для поддержки поэзии в форме публикаций, премий и форумов. Примером этой тенденции может служить фигура поэта Ван Ся·万夏, спонсировавшего издание двухтомной антологии посттуманной поэзии, и по сей день остающейся наиболее полным собранием произведений нового поколения.

Читать далее