заразная скорбь. переводы чжай юнмин

salon-shisishousuge-fenxianghui-poster-mask9

Чжай Юнмин·翟永明 начала публиковать свои произведения в 1981 году. Её цикл Женщины·女人 (1985) привлёк к себе внимание читателей и критики откровенной феминистской позицией автора и оригинальной манерой, его публикация стала знаковым событием для всей китайской «женской» поэзии и вызвала появление массы последовательниц. К настоящему времени Чжай Юнмин является автором более десяти поэтических сборников. Последняя книга Деликатнейшие слова·最委婉的词 была опубликована в 2008 году.

С 1980-х она прочно занимает место среди наиболее известных современных китайских поэтов, будучи частым гостем на конференциях и фестивалях в Европе и США, особенно после нескольких лет, проведённых в начале 1990-х на Западе с её тогдашним мужем-художником. В 2010 году Чжай вошла в состав списка «Десяти лучших поэтесс Китая» по версии влиятельного портала Культурный Китай·文化中国. Она является обладательницей престижной поэтической премии Чжункунь·中坤 (2007), а также итальянской Международной литературной премии Чеппо Пистоя (2011). Вместе с поэтессой Чжоу Цзань Чжай основала неофициальный журнал китайской женской поэзии Крылья·翼, и модерировала форум о женской поэзии на сайте Поэтическая жизнь·诗生活. Она также выступила как соавтор сценария фильма авангардного режиссёра Цзя Чжанкэ Город 24·24城记 (2008).

Сейчас Чжай посвящает время своему бару и галерее «Белые ночи» в Чэнду, а также организации литературных и художественных мероприятий, которые проводятся в нём регулярно с 1998 года.

Стихи Чжай на русский язык раннее не переводились.

становясь ребёнком  ·  变成孩子

Civitella[1], я становлюсь ребёнком

замкнув глаза, моя душа дробится и играет пять ролей

одной дорога в мексику, одной в нью-йорк

одной до англии, одной в бразилию

последняя одна – в италии блуждает

замкнувши уши, крýгом крики птиц

древний язык, со слуха понимаю пять родов его

в мире пять тысяч языков, и одному занять под силу сколько?

раз в две недели умирают раз

я птицею преследую

но не могу догнать их умиранья скорость

у них свои геномы, циклы и породы

стать ребёнком – то превратить пять тысяч в один род

ребёнка сердцем вопрошая мир

как руки говорить

как свет читать

как тень сноситься с духами и понимать природу

мой взгляд спускается в траву чтобы коснуться неба

и стать ребёнком значит – стать языком

когда род человечий только появился, мы говорили на одном наречии

чем больше становился мир, тем голодней язык

они как чёрно-белый тигр что мясо слабых жрёт разлились в городах

и стали языками эвм, начавши поглощать наш разум

когда язык оборотится в вирус

его подхватят люди, мир схлопнется замкнётся

и только у детей иммунитет

пять тысяч языков умрут, останется один

мы станем говорит на языке ребячьем

он зрим, он слышим, он изменчив, он передаваем

он способен сопротивляться вирусу языковому

способен ладонью внутрь скользнуть нащупать стих

способен покинуть тело в воздух воспарить стать хоровым запевом

один раскроет рот, весь мир поймёт

и это в Civitella

ставший ребёнком человек им ощущаем мир

[1] Название замка в итальянской Умбрии и художественного фонда, в нём расположенного, где ежегодно для художников, писателей и композиторов проводятся шестинедельные сессии интенсивного погружения в искусство. Чжай Юнмин принимала участие в одном из мероприятий фонда.

Civitella,我变成孩子

闭上眼睛,我的灵魂分饰五角

一个去了墨西哥,一个去了纽约

一个去了英格兰,一个去了巴西

剩下的一个,在意大利徜徉

闭上耳朵,周围一片鸟叫

那是古代的语言,我能听懂五种

世界上有五千种语言,一个人能占有几种?

每两个星期,它们死一次

我像鸟一样追赶

赶不上它死亡的速度

它有自己的遗传密码,周期和种类

变成孩子,就是把五千变为一种

就是用孩子的心去询问世界

像手一样说话

像光一样阅读

像影子一样通灵通自然

我的视点低到草丛中去接近天空

变成孩子,就是变成一种语言

当人类刚刚出生时,我们只说一种语言

世界变得越来越大,语言也越来越饥饿

它们像弱肉强食的黑白老虎,在城市中泛滥

最后它变成计算机语言,开始吞噬我们的大脑

当语言成为一种病毒

人类将被感染,世界将会封闭

只有孩子能免疫

五千种语言将会死去,只剩下一种

我们将要说孩子的语言

它可看,可听,可变化,可传输

可抵抗任何语言病毒

可以把手伸进去摸到诗歌

可以离开身体飞到空气中成为合唱

一人开口,全世界都理解

这就是一个在Civitella

变成孩子的人,感觉到的世界

0939011eddwji7ejdf1nd1Чжай Юнмин, Юй Цзянь и Хань Дун

Тайюань, 1986 год

её взгляд  ·  她的视点

её взгляд с кровати края

стрелой ложится на другой            глядя на твоё тело

из груды одежды      мобильных телефонов         ботинок

и ключей протискивается наружу

ещё твои пальцы

они длинные             прямые

словно бы могут снова услышать

тазовой кости и белого дня звук столкновенья

каждый выхолощен

каждого здоровье потеряно

каждый обнажён непокрыт за своей плоти пределом

желанное место – горьких страданий гнездовье

пусть даже доспехи надев   в этот момент невозможно

акупунктурные точки свои оберни

каждый цунь[1] твоей кожи в конце

разнежится    станет доступен для ласки

она тому будет рада единожды

выключи свет            эволюции апофеоз вновь говорит нам:

что ты сегодня вечор собираешься выподнести

не так уж и важно    в том что коснётся её

(их ребёнок увидит

рождения полный процесс

околоплодные воды             кровь              младенца

с хлюпом устремляющегося вперёд

без единой капли спермы для выбора

без единого цуня пространства для приюта)

[1] Традиционная мера длины, равная примерно 3,33 см.

她的视点从床的一端

射向另一端            看着你的身体

从一大堆衣服            手机            鞋

和钥匙中钻出来

还有你的指头

它们修长            刚直

似乎能再次听见

盆骨和白昼的碰撞声

每个人都被阉割了

每个人的健康都遗失了

每个人都暴露在他的肉体之外

要去的地方是个苦难窝

即使穿上盔甲            此时也不能

把你的穴道包裹起来

你的每一寸肌肤终究会

慵懒起来            可供抚摸

她也会为此快活一番

关灯吧            进化论的高潮一再说:

你今晚准备献出来的

不是那么重要 对她而言

(他们的孩子会看见

生育的全过程

羊水            血            婴儿

唏里哗啦地冲出来

没留下一滴精子可供选择

没留下一寸空间可供栖息)

images

заброшенный дом  ·  荒屋

там есть тёмно-пурпурные лестницы

там растения это алые птицы-нектарницы

там у камней выросли лица людские

я часто мимо бреду

во всевозможных напряженья манерах

я всегда на закате слаба

пред лицом заброшенных комнат глаз плотно сжатых

я стою здесь смотрю издали

как мучительный свет дня с его тела стекает

бормоча обереги, но сердцем вверх-вниз неспокойно

шагами мотая круги, через мозг мой проходит

с крыш излучённая заразная без имени скорбь

как имя высокое что не взобраться

как дар наслаждаемый самовлюблённо и как картина

как кусок издающий возвышенность стёкол кусок мертвяще тяжёлый

там всё как сплетня

там гипертермией болящие лампы предоставляют коварные планы

там потом будет подтверждено: нет вещи чтобы найти

я пришла        я приближаюсь         я вторгаюсь

с никогда не раскрытым настроем

живая как урна с пеплом

его спесивое время по-прежнему пылью покрыто не движется

словно бы он заброшенный дом

я это я сама

那里有深紫色台阶

那里植物是红色的太阳鸟

那里石头长出人脸

我常常从那里走过

以各种紧张的姿态

我一向在黄昏时软弱

面那里荒屋闭紧眼睛

我站在此地观望

看着白昼痛苦的光从它身上流走

念念有词,而心忐忑

脚步绕着圈,从我大脑中走过

房顶射出传染性的无名悲痛

像一个名字高不可攀

像一件礼物孤芳自赏和一幅画

像一块散发着高贵品质的玻璃死气沉沉

那里一切有如谣言

那里有害热病的灯提供阴谋

那里后来被证明:无物可寻

我来了 我靠近 我侵入

怀着从不敞开的脾气

活的像一个灰瓮

它的傲慢日子仍然尘封不动

就像它是荒屋

我是我自己

заразная скорбь. переводы чжай юнмин: 12 комментариев

  1. Уведомление: полёт феникса | стихо(т)ворье

  2. Уведомление: чжай юнмин. сознание чёрной ночи | стихо(т)ворье

  3. Уведомление: материальность языка. оуян цзянхэ | стихо(т)ворье

  4. Уведомление: ментальное пространство поэзии. интервью с чжай юнмин | стихо(т)ворье

  5. Уведомление: всё сущее есть стих. интервью с ян ли | стихо(т)ворье

  6. Уведомление: арт.пятница | стихо(т)ворье

  7. Уведомление: чжан цзао. из зазеркалья | стихо(т)ворье

  8. Уведомление: современная, китайская, поэзия часть III | стихо(т)ворье

  9. Уведомление: хань дун. «они» или ‘они’ часть II | стихо(т)ворье

  10. Уведомление: хань дун. «они» или ‘они’ часть IV | стихо(т)ворье

  11. Уведомление: 8 вопросов о современной китайской поэзии. третий | стихо(т)ворье

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s