словесный янтарь. интервью с ли хэном

Ли Хэн·黎衡 — один из молодых китайских поэтов, выросших в эпоху Интернета и стремительного экономического роста. Он родился в 1986 году в самом сердце Китая — городе Шиян провинции Хубэй — и закончил филфак Уханьского университета. Сейчас Ли работает журналистом в Гуанчжоу, а также занимается литературной критикой и переводами.

Стихи Ли Хэна входили в состав многих антологий, а его первый индивидуальный сборник Кольцевой рассвет·圆环清晨 увидел свет в 2015 году. Ли является обладателем нескольких престижных премий — в том числе премии журнала Поэзия Восток Запад·诗东西·Poetry East West (2014).

0119_1

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. восьмой

yang-yongliang-2012-moonlight-waxing-crescent-photography-of-china

Китайская «новая поэзия» появилась на свет примерно сто лет назад как часть литературной революции, косвенным образом запущенной в ход публикацией авангардной поэзии в знаменитом чикагском Поэтическом журнале. Главный мотор и идеолог новой традиции, Ху Ши·胡适, учился тогда в США. Он написал первый китайский верлибр на разговорном языке в июле 1916 года, опубликовал Предварительные предложения по литературной реформе·文学改良刍议 в китайском журнале Новая молодежь·新青年 в январе 1917 года, а затем ещё восемь верлибров в том же издании и, наконец, вернулся в Китай в июле 1917, чтобы продвигать дело «новой поэзии». Эта литературная революция предшествовала падению династии Цин в 1911 году и была подкреплена «движением 4 мая» 1919 года. Сегодня в Китае поэты отмечают столетний юбилей «новой поэзии».

Но как мы нам следует воспринимать Ху Ши и других ранних модернистов сегодня? В Китае по-прежнему больше двух миллионов человек пишут рифмованные традиционные стихи. Многие люди критиковали и продолжают критиковать свободный стих за то, что он «принижает достоинство классической традиции» и вообще «не является художественной формой, поскольку лишён метра и рифмы» — несмотря на то, что авангардная поэзия прошла большой путь и разделилась на множество различных школ и направлений.

Читать далее

поэт-скупец. интервью с люй юэ

lv

Люй Ялань, будущая Люй Юэ·吕约, родилась в 1972 году в провинции Хубэй. Она закончила филфак Педагогического университета восточного Китая в Шанхае, а затем жила в Пекине и работала там членом редколлегии агентства Новый столичный вестник·新京报网. В 2014 году Люй получила докторскую степень по литературоведению в Пекинском педагогическом университете. Она продолжает жить и работать в столице, публикует стихи, критические статьи и эссе.

В поэзии Люй Юэ сочетаются журналистский материал и лирическая откровенность. Стихи Люй отличаются простым и смелым языком, с помощью которого она привлекает внимание к абсурдности «текущих событий» – критикуя подчас и традиционные структуры китайской власти. Её тексты сдобрены иронией и сатирой. В то же время поэзия Люй Юэ – это произведения высокой языковой сложности, укоренённые в литературной традиции. Литературный критик Чжу Дакэ·朱大可 описывает языковую игру Люй Юэ как вещь одновременно дезориентирующую и приятную, уподобляя её оптической иллюзии, которая создаётся «сменяющими друг друга полосками на шкуре тигра».

В числе наград Люй Юэ – поэтическая премия Ло Ихэ (2012). Её стихи переводились на английский и немецкий языки.

Читать далее

постепенный распад изображения. переводы лю вайтуна

 

601209625e81e7a

Лю Вайтун·廖伟棠 – поэт, писатель и одно из главных лиц молодой гонконгской фотографии. Он родился в Гуандуне в 1975 году и эмигрировал в Гонконг в 1997. Через шесть лет Лю отправился в Пекин и прожил там до 2005 года, получая образование и приобщаясь к богемной жизни столицы. Это путешествие вылилось впоследствии в книгу Богемный Китай·波希米亚中国, созданную в соавторстве с Янь Цзюнем·颜峻 и Чэнь Гуаньчжуном·陈冠中. Кроме поэзии Лю пишет эссе и короткие рассказы, за которые он неоднократно получал литературные премии в Гонконге и на Тайване – в том числе премии тайваньских газет China Times·中國時報 и United Daily News·聯合報.

Однако именно в своих стихах Лю отражает прошлое и настоящее Китая и Гонконга. Он неизменно пропускает через себя всё, что происходит по обе стороны границы. По признанию Лю Вайтуна, то, что имеет место в современном в Китае, подчас в высшей степени абсурдно, и поэтому его стихи передают боль и злобу. При этом Лю восхищается красотой и таинственностью традиционной китайской культуры, и контраст двух сторон – беспокойства о настоящем и восхищения прошлым – составляет главный фокус его поэзии.

Стихи Лю Вайтуна до сих пор не переводились на русский язык.

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. седьмой

china_censorship

Одна из основных форм, в которых государство осуществляет контроль над издательской индустрией в КНР и, вероятно, продолжит осуществлять в ближайшие годы, – это система цензуры. Она включает в себя многочисленные подразделения государственных служб и органов общественной безопасности; кроме того, редакторы издательств вносят в рукописи упреждающие сокращения и изменения, направленные отнюдь не на подчёркивание их литературных достоинств, но на уменьшение «неудобоваримости». В целом начиная с 1980-х система цензуры стала меньше предписывать и больше запрещать. Писателям и издателям больше не указывают что писать, но штрафуют постфактум, если публикация воспринимается как оскорбительная или незаконная.

Оценка рисков и преимуществ повышенного внимания со стороны СМИ превратилась в важный навык для писателей и поэтов нового Китая. Некоторые авторы буквально взлетели на вершину славы, поскольку их книги были запрещены, в то время как другие оказались под нешуточным давлением, включая тюремное заключение. Среди книг похожего содержания одни в конечном итоге так и остались под запретом, зато другие стали бестселлерами.

Подавляющее большинство китайских поэтов (включая живущих за пределами Китая) признаёт тот факт, что их работы подвергаются цензуре и с готовностью вносят необходимые коррективы. Сколь малы порой могут быть эти исправления, лучше всего показывает пример сборника новелл Лапшичник·拉面者, который был впервые опубликован за границей на английском языке, а затем «адаптирован» для публикации в КНР – дата в одном из рассказов была изменена с «четвёртого июня» на «третье июня». В этом смысле лауреат Нобелевской премии Гао Синцзянь·高行健, который покинул Китай в конце 80-х после нескольких стычек с цензорами, – редкий пример китайского автора, кто последовательно отказывается сообразовывать свои работы с требованиями цензуры и потому принципиально не публикует в КНР.

Нельзя не признать, что существующая сейчас система в целом повысила разнообразие и качество публикаций, создав куда лучшие условия для успешных писателей в большинстве жанров. Прежнее, ещё маоистское по духу, устройство литературного сообщества, при котором авторам платили за каждое слово, было заменено прагматичной системой достижений, сборов и отчислений. Кроме того, писатели и поэты КНР теперь имеют широкие возможности публиковать свои работы – либо непосредственно, либо через литературных агентов – за пределами материка, особенно на Тайване.

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. шестой

 Одна из чувствительных тем в мире современной китайской литературы – это, несомненно, творчество представителей «малых народов» Китая. Подавляющее большинство авторов «из нацменьшинств» пишет по-китайски. Выбор китайского языка – выбор осознанный; он помогает получить сравнительно лёгкий доступ к большой читательской аудитории и медиа. Многие, вероятно, пишут, ориентируясь на своих соплеменников, освоивших китайскую грамоту. Как отмечает один из поэтов народа и, авторы «из нацменьшинств» оказываются «зажаты между китайской и западной поэзией, при этом не являясь частью ни той, ни другой».

Этнически отличаясь от других китайских поэтов, авторы «нацменьшинств» разнятся и между собой – своим культурным и языковым бэкграундом. Люди из сельской местности иногда начинают изучать китайский язык только в начальной школе. Другие растут в поликультурных уездах, порой будучи детьми местных чиновников, и подвергаются воздействию «других» языка и культуры уже в раннем возрасте. Одной из основных тем их поэзии становится ответ на изменения традиции и местной окружающей среды, вызванные быстрым ростом и развитием современного Китая.

Насколько справедливо оптимистичное утверждение поэта-и Цзиди Мацзя·吉狄马加: «Я живу в регионе, где традиционное и современное мышление, традиционная культура и современная цивилизация находятся в остром конфликте и столкновении, создавая огромную толщу воды, которая, я думаю, продвинет мой народ по пути беспрецедентных перемен и даст нам возможность создать литературу, которая ещё потрясёт весь мир»?

Читать далее

стихи пишут меня. интервью с ань ци

20300001346848132002769375686

Ань Ци·安琪 – псевдоним южнофуцзяньского поэта Хуан Цзянпинь, которая начала печататься в 2002 году и вскоре вошла в десятку «лучших молодых поэтесс нового столетия» (2009). Ань Ци родилась в 1969 в городе Чжанчжоу, закончила там педагогическое училище и долгое время работала школьной учительницей – преподавала китайский язык и литературу. Стихи она начала писать ещё в студенчестве, но окончательно посвятила себя поэзии только десять лет назад.

Ань Ци выступала редактором Полного собрания поэзии «промежуточного поколения»·中间代诗全集 и именно ей принадлежит авторство самого термина. «Промежуточные» авторы – это те, кто родился или начал писать слишком поздно, чтоб стать частью третьего поколения·第三代 конца 80-х – начала 90-х, но слишком рано, чтоб влиться в ряды звёзд интернет-поэзии. Ань Ци не только поэт-«промежуточник», но и одна из заметных фигур третьего пути. Она является обладателем первой редакторской премии неофициальных независимых поэтических изданий (2003).

Её стихи переводились на корейский, иврит и английский. Сейчас Ань Ци является членом Союза писателей и живёт в Пекине.

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. пятый

В 80-е и 90-е годы китайская поэзия развивалась не только в Пекине и Шанхае, но и во множестве региональных центров поэтической активности, образцовыми примерами которых можно назвать города Чэнду и Чунцин. Большинство поэтических объединений были географически сбитыми сообществами единомышленников, разделявших не только особенности поэтики, но и привязку к той или иной местности. Сейчас, с появлением интернета, ситуация меняется: поэты по всему Китаю взаимодействуют и общаются без необходимости обращения к локальным сообществам, как обитатели единого поэтического пространства. Постепенно размываются границы между официозом и независимым творчеством. Существуют ли ещё в таких условиях какие-то центры притяжения, структурирующие это пространство? Что означает для новой поэзии региональная привязка?

Читать далее

8 вопросов о современной китайской поэзии. четвёртый

Существование литературных «салонов» в годы «культурной революции» — доказательство неудержимого человеческого стремления к свободе выражения. Читатели тех лет жаждали найти в литературе подлинное чувство взамен показной догмы. Благодаря относительной краткости и мнемоническим преимуществам поэтического текста стихи было легко воспроизводить и распространять подпольно.

Несмотря на все очевидные трудности, в 70-е годы подпольная литература процветала. В Пекине, Сюй Хаоюань·徐浩渊 и её товарищи сформировали несколько молодых поэтических объединений; два года спустя, Ши Канчэн·史康成 создал собственную группу. Они взаимодействовали друг с другом, обмениваясь запрещёнными книгами, которые было сложно найти. Издания передавались от одного человека к другому в форме велосипедной эстафеты, которую её участники называли «развозом книг».

В Байяндяне·白洋淀, озёрном крае в центральной части провинции Хэбэй, сформировалось сообщество из более шести сотен «перевоспитываемых» молодых людей – многие из них были пекинцами. Ман Кэ·芒克, Додо и Гэньцзы·根子, родившиеся в 1951 году и ходившие в одну среднюю школу, жили в Байяндяне с 1969 по 1976 годы. Их часто навещали друзья из Пекина: поэты Бэй Дао·北岛 и Цзян Хэ·江河, будущий режиссёр Чэнь Кайгэ и художник Янь Ли. Как и другие обитатели Байяндяня, например, Линь Ман·林莽, Фан Хань·方含 и Сун Хайцюань·宋海泉, все эти молодые люди впоследствии начали писать стихи.

Что происходило в это время на официальной поэтической сцене? Существовала ли в Китае 50–70-х годов интересная поэзия?

Читать далее

хань дун. «они» или ‘они’ часть V

В 1984 году два поэта: Хань Дун из Нанкина и Юй Цзянь из Куньмина – сошлись вместе, чтобы основать группу Они·他们 и создать свой собственный неофициальный журнал. Необычное название Они было призвано подчеркнуть отстранённость группы от литературного мейнстрима.

Хань Дун, Сяо Хай·小海, Сяо Цзюнь·小君, Дин Дан·丁当, А-тун·阿童 (который позже изменил своё имя на Су Тун·苏童 и стал широко известен как прозаик-авангардист), Юй Сяовэй·于小伟 и Жэнь Хуэй·任辉 составили костяк группы. Первоначальная идея, стоявшая за созданием Они, была такой же, как у Бэй Дао·北岛 при создании журнала Сегодня·今天 – бросить вызов официальным изданиям. Как и на Западе, именно через подобные маленькие журналы распространяются более смелые работы. Эти издания дают пространство молодым поэтам, относительно свободным от суеты официального успеха. С 1978 года большая часть значимой новой поэзии в КНР первоначально печаталась именно в таких неофициальных журналах. Группа Они была первой ласточкой современной авангардной поэзии в Нанкине, и в течение нескольких лет со дня её основания мощное влияние авторов группы стало совершенно очевидным.

1986 год оказался переломным для нанкинской поэтической сцены. К тому времени двое из преданных членов объединения – Сяо Хай и Сяо Цзюнь – стали известны по всей стране. Конкурирующее издание Посланец диалога·对话使节 появилось на улицах Нанкина, представив широкий спектр андерграундных авторов. Хотя его редактор, Чжоу Цзюнь·周俊, всегда надеялся, что журнал станет центром притяжения для поэтической группы единомышленников, это ему так и не удалось; многие сочли, что журнал был слишком неразборчив в своей редакционной политике, и более радикальные поэты отвернулись от Посланца.

В том же году аньхуэйская Поэтическая газета·诗歌报 и Шэньчжэньская молодёжная газета·深圳青年报 издали список Современные группы на поэтическом Парнасе 1986·中国诗坛1986群体大展 – первое крупномасштабное представление новой поэзии андеграунда в официальных изданиях. Это не только сделало поэзию группы Они известной широкой публике, но и лишило Пекин статуса единственного центра авангардного стиха. Чэнду, Нанкин и Шанхай стали конкурирующими пунктами новаторской поэтической активности. Воспоминания Хань Дуна «Они» или “Они”·《他们》或“他们” возвращают нас к этому интересному и важному времени.

2049018653.jpg

Читать далее