выпавший винт. поэзия рабочих-мигрантов

В Китае существует более 300 миллионов рабочих-мигрантов – это, например, вдвое больше, чем население России. Мы, как правило, не склонны думать о поэзии и вообще о литературе в связи с этой колоссальной социальной группой. Сложно представить себе стихи, написанные шахтёрами на глубине 800 метров под землей или рабочими, что собирают айфоны. Однако в нынешней КНР одной из самых активных и плодовитых поэтических групп являются именно поэты из этой среды. Выпущенный 1го ноября 2015 года поэтом и критиком Цинь Сяоюем·秦晓宇 и режиссёром У Фэйюэ·吴飞跃 документальный фильм мои стихи·我的诗篇 исследует жизни нескольких авторов, которые делятся своим опытом участия в китайском «экономическом чуде».

Вот его трейлер:

Упоминаемый в фильме поэт Сюй Личжи·许立志 во многих отношениях является образцовым автором своего поколения (хотя есть и другие, не менее популярные, например, Чжэн Сяоцюн·郑小琼). Особую известность Сюй приобрёл после своего внезапного ухода из жизни в сентябре 2014.

Сюй Личжи переехал в южнокитайский Шэньчжэнь в 2011 году, едва закончив школу. Он надеялся вырваться из капкана привычной сельской жизни. Как и сотни тысяч до него, он начал с места на конвейере в Foxconn Technology Group – тайваньском производственном гиганте, собирающем технику почти для всех крупных производителей, от Apple до Acer и Microsoft. Чтобы осознать свой опыт, Сюй начал писать, и скоро его работы принесли ему скромную славу в сообществе поэтов из среды рабочих-мигрантов·打工诗人 Шэньчжэня.

За три с половиной года, проведённые в мегаполисе, Сюй успел создать множество стихов, изображающих город в его жестокости и красоте. Произведения Сюя публиковались в корпоративном издании Foxconn и в сети. В одном из так и не увидевших свет интервью он объяснял, что поэзия даёт ему возможность жить иной жизнью, быть отделённым от реального мира.

ce19f8c7-75ef-4610-adae-8b7a9b1fdb36

Покинув родную деревню, Сюй пошёл по проторенному поколениями предшественников пути. Люди из восточного Гуандуна на протяжении веков массово отправлялись на юг, чтобы найти работу в торговых портах Юго-Восточной Азии или пытались пересечь границу, чтобы попытать счастья в Гонконге. Район Чаошаня известен в Китае как родина бизнесменов. Казалось, что Сюй Личжи предначертано присоединиться к волне большой миграции. Он был младшим из трёх сыновей в семье, что жила в основном за счёт выращивания риса, лука и таро на скромном участке. В деревне, где он родился, не было библиотеки или книжного магазина; родители Сюя книг не читали.

Сюй Личжи надеялся поступить в университет, но его результаты на вступительных экзаменах не оставили ему такого шанса – тогда он решил попытать счастья в городе. Там необходимость содержать себя стала для него почти всепоглощающей задачей. В первое время работы на заводе Foxconn Сюй каждый месяц чередовал дневные и ночные смены, проводя долгие часы на ногах.

foxconn

Мир слов стал его отдушиной. В редкие выходные дни Сюй любил посещать книжные магазины и заводскую библиотеку. Вскоре он начал писать стихи и оказался связан с другими поэтами из среды рабочих-мигрантов в дельте реки Чжуцзян – как лично, так и через интернет. Большинство ранних стихов Сюя были описаниями жизни в тени конвейера. Он никогда не показывал свои стихи родителям или другим родственникам, «потому что это вещи болезненные, я не хочу, чтобы они видели это».

К 2013 году Сюй переехал из заводского общежития в крохотную съёмную комнату, но её пространство напоминало ему гроб. Вскоре ему удалось перейти на работу в отдел материально-технического снабжения, которая дала немного больше разнообразия и порой шанс оторваться и поиграть в телефон. Однако даже этой новой работы было мало, чтоб подавить его беспокойство, и смерть стала часто появляться как навязчивый образ в его стихах. Сюй ничего не говорил о собственных страданиях семье и почти ничего – друзьям.

Сюй метался между надеждой и безнадёжностью. Он надеялся на освобождение от однообразия и возможность использовать свои таланты – и два раза пытался, правда, безуспешно, устроиться на новую работу: в качестве библиотекаря на заводе и продавцом в его любимый книжный магазин Дружба.

Большинство близких и знакомых Сюя, переживших голод и вырвавшихся из деревенской нищеты, считали, что определённое количество повседневных страданий было вполне нормально, даже необходимо. Они полагали, что ему просто нужно работать и ждать. Между тем, в одном 2010 году семнадцать рабочих гигантского заводского комплекса Лунхуа в Шэньчжэне пытались покончить жизнь самоубийством, а четырнадцати другим это удалось. Профсоюзы главной причиной называли условия труда: долгие смены, скромную плату и бессмысленную, монотонную работу. Foxconn неизменно заявлял, что на его предприятиях условия были в порядке. Здание общежития обтянули сетками, чтобы предотвратить прыжки из окон.

Весной 2014 года Сюй Личжи оставил свою работу, сказав друзьям, что собирается отправиться под Шанхай, в Сучжоу, чтобы встретиться там с девушкой и начать жизнь заново. В сентябре он внезапно вернулся в Шэньчжэнь и подписал новый контракт с Foxconn. Два дня спустя он поднялся на семнадцатый этаж торгового молла напротив магазина Дружба и выпрыгнул в окно. На следующий день в сети появился запланированный пост с его прощальным стихотворением.

После смерти Сюй Личжи коллеги перевели произведения друга на английский, и о них даже написали Bloomberg News и Washington Post. Цинь Сяоюй опубликовал томик его стихов. Вот несколько из них.

995714837

винт падает на пол·一颗螺丝掉在地上

винт падает на пол

в эту сверхурочную ночь

вертикальным падением, с легчайшим звоном

не привлекая ничьего внимания

как перед этим

некой похожей ночью

некто пал на пол

一颗螺丝掉在地上

在这个加班的夜晚

垂直降落,轻轻一响

不会引起任何人的注意

就像在此之前

某个相同的夜晚

有个人掉在地上

 

 

я проглотил колечко железной луны·我咽下一枚铁做的月亮

я проглотил колечко железной луны

они его называют винтом

я проглотил эти промводы, безработицы бланки

тех согбенных у установок юных раннее умиранье

я проглотил беготню, проглотил скитания бесприютство

проглотил надземные переходы, проглотил поросшую накипью жизнь

я не в силах больше глотать

всё мной прежде проглочено сейчас из горлá брызжа кипя изверзнется прочь

на отчизны земле расстилаясь

срамным стихословьем

 

我咽下一枚铁做的月亮

他们把它叫做螺丝

我咽下这工业的废水,失业的订单

那些低于机台的青春早早夭亡

我咽下奔波,咽下流离失所

咽下人行天桥,咽下长满水锈的生活

我再咽不下了

所有我曾经咽下的现在都从喉咙汹涌而出

在祖国的领土上铺成一首

耻辱的诗

съёмная комната·出租屋

десять метров квадратных примерно пространства

тесно, сыро, весь год не видно белого света

я здесь жру, сплю, испражняюсь, мыслю

харкаю, страдаю мигренью, старею, болею не сдохну никак

в тусклом свете я снова туплю, с идиотской ухмылкой

туда и сюда печатаю шаг, тихо пою, читаю, пишу стихи

всякий раз открывая окно или убогую дверь

я как мёртвый

гроба крышку что медленно медленно сдвинет

十平米左右的空间

局促,潮湿,终年不见天日

我在这里吃饭,睡觉,拉屎,思考

咳嗽,偏头痛,生老,病不死

昏黄的灯光下我一再发呆,傻笑

来回踱步,低声唱歌,阅读,写诗

每当我打开窗户或者柴门

我都像一位死者

把棺材盖,缓缓推开

 

Переводы на английский

https://libcom.org/blog/xulizhi-foxconn-suicide-poetry

Тексты по-китайски

http://www.douban.com/note/431282993/

Некролог Сюй Личжи в газете Шэньчжэнь ваньбао

http://wb.sznews.com/html/2014-10/10/content_3025410.htm

Информация о фильме мои стихи

https://movie.douban.com/subject/26293468/ 

выпавший винт. поэзия рабочих-мигрантов: 3 комментария

  1. Уведомление: ретроспекция и злободневность. главные события в современной китайской поэзии 2015 | стихо(т)ворье

  2. Уведомление: чжэн сяоцюн. белое равнодушие | стихо(т)ворье

  3. Уведомление: главные тренды в китайской поэзии 2016. расширение «низовой» поэзии | стихо(т)ворье

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s