шкурка из плоти. переводы тай куана

Поэт Тай Куан·邰筐 родился в провинции Шаньдун в 1971 году. Сейчас он живёт в Пекине, где работает в юридическом журнале. Тай Куан — поэт-резидент Столичного педагогического университета нынешнего года, лауреат шестой премии молодых китаеязычных поэтов, первой литературной премии Тайшань, первой поэтической премии Голубая башня и второй премии за десять лучших поэтических произведений на китайском языке.

Тай Куан начал публиковать стихи в 1993 году. Он автор двух персональных сборников, отдельные произведения из которых переводились на иностранные языки. Тай работал школьным учителем, расклейщиком объявлений, коммивояжёром, чайным мастером, милиционером и одновременно публиковался вместе с такими известными возмутителями спокойствия, как Сюаньюань Шикэ и Цзян Фэй·江非. Он ведёт популярный микроблог и печатается в столичных журналах.

oe2rpu9xg2nbiluceyziwbb6hpken4yvvksdyfsvdsn1553303242312

на реке·在江边

 

всё есть образ волны

закатное бесцельное солнце

тень парусов скользящая в дальнюю воду

и все ра́вно несчастны

неряха-пропойца прожигающий жизнь на речном берегу

старуха что шуршит пустыми бутылками на променаде

у всего есть свой способ развеять тоску

камыши пишут склонясь полустишья

старые ивы упражняются в переворотах

а речная вода низменно грязна и безмолвна

от верховьев до устья

обнимая всё мутным потоком

 

没有什么不是浪子的形象

那落魄的落日

那江面上越飘越远的帆影

没有谁比谁更苦命

在江边游荡的邋遢酒鬼

在江滩公园里捡拾空瓶子的老妪

万物总有它化解悲伤的办法

芦苇在水边写着排比句

老柳树在岸上练习倒立

而江水总是浑浊、无言

从上游到下游

它用浩瀚包容了一切

 

 

ода зрелости·中年赋

 

в моём теле – мой прадед, мой дед и мой дядя. мертвецки родные,

налиты́е моей кровью, оживают, ведут перешёпот о бренности мира.

мне не вставить ни слова. я аутсайдер. я враг им.

 

и мой прах – одинокий курган, добыча могильного вора.

он не ищет сокровищ, он крадёт только сердце, как прежде

он крал сердце конфуция, мэн-цзы[1] и лао-цзы. только чжуан-цзы –

не вышло, ибо учит чжуан-цзы: «нет ничего более прискорбного,

чем смерть сердца…»[2] так, под слова, загорается сердце и медленно тлеет золой.

 

о, метафора неудачника. ты поражаешь внезапной печалью. наша зрелость –

водоразделом провала, незавершённым спектаклем: нет актёров, нет зрителей, лишь

пустой балахон лицедея, как шкурка из плоти, всё бросает в звёздное небо долгий шёлк рукавов.

 

我身体里埋着曾祖父、祖父和大伯父。那些死去的亲人,

在我血液里再次复活,喋喋不休地,争论着无常和轮回。

我总是插不上话,作为身体的局外人,我倒更像个故人。

 

我的身体是一座孤寂的坟,常有时光的盗墓贼光顾。

这贼不贪财,只偷心。它偷过孔子的心,孟子的心,

老子的心。只有庄子的没偷成,庄子说“夫哀莫大于心死……”

说着说着,一颗心就开始燃烧,慢慢变成了一堆灰烬。

 

失败者的比喻总是令人愕然和陡生伤悲。中年如溃败之堤,

如演到中场就散了的戏。没了演员,没了观众,只剩下,

一套空空荡荡的戏袍,躯壳般,兀自朝星空甩着水袖。

 

[1] Мэн-цзы (372 до н. э.289 до н. э.) – китайский философ, представитель конфуцианской традиции.

[2] Известная цитата из трактата «Чжуан-цзы» (глава «Тянь Цзыфан»): «О, с этим все ясно! – воскликнул Конфуций. – В мире нет ничего более прискорбного, чем смерть сердца, даже смерть человека в конце концов не так удручает» (перевод В.В. Малявина).

 

 луна·月亮

 

этой ночью она освещает горы и потоки азии
и пустоши африки

она смотрит на рождение младенца
на кончину одинокого старика

этой ночью – берёт свой огромный веник
выметает начисто двор богача

тянет кончик мизинца
и гасит восковый тонкий прут бедняка

она сыпет щепотью соль
на голые раны гуляки

суёт серебро осколков
в отверстые рты попрошаек

расстёгивает пуговицы
ловит в объятья образы мира – и они тают

а она – этой ночью – огромное материнское вымя
всегда втиснутое в уста голодного
ребёнка

 

今夜,月亮朗照着亚洲的山川

也朗照着非洲的沙漠

 

今夜,月亮看着一个婴儿诞生

也看着一个孤寡老人死去

 

今夜,月亮挥舞着大扫帚

清扫着富人家的大厅

 

今夜,月亮伸出小手指

拨灭穷人家的蜡烛

 

今夜,月亮将一把盐

撒在负心人的伤口

 

今夜,月亮把一些碎银子

装进一个乞丐的衣兜

 

今夜,月亮解开了衣扣

万物都在她的怀里消融

 

今夜,月亮是母亲的大乳房

总是先塞进那个饿孩子的口中

 

 

звёздное небо·星空

 

за годы ты свыкся с причудами биоритмов

привык держать оборону на своём клочке, под старомодной лампой

свет её ярок, сродни беспредельности истины

а ты как сварливый правитель, нелюдимый, жестокий

тень на стене – твой единственный служка

нет гвардейца нет рядового ты командир отрядов письменных знаков

ты можешь послать их встать лагерем – против тьмы

приблизиться к ней, окружить все скрытые мелочи правды

на границе праязыка обмерить луной вновь каждую пядь

где жизнь раскрывает восемь полос и тоской пухнут швы

каждый знак сверкает в душе

ты берёшь их за пазуху как слепящие звёзды

 

这些年,你已习惯了生物钟的颠倒

习惯了固守老式台灯下一片领地

灯光明亮,无限接近真理

你像一个坏脾气的王,孤僻、严苛

墙上的影子是你唯一的侍者

没有一兵一卒,你可以指挥成群结队的汉字

可以用汉字排兵布阵,与黑暗对峙

逼近或包抄,那些隐匿的细节和真相

在母语的边防线上,你一次次用月光丈量

人生对开八版,乡愁灌满中缝

而每一个汉字都在你心里熠熠生辉

你怀揣着它们,就像揣着一片灿烂的星空

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s