а и б. переводы хань дуна

Хань Дун – один из самых важных авторов народного направления китайской поэзии и его неустанный популяризатор. Тексты Хань Дуна отмечены, прежде всего, сознательной «поверхностностью» высказывания. В них действуют мощные механизмы остранения, которые блокируют привычные пути логической аргументации и ассоциативные связи. Это часть общей склонности авторов третьего поколения к «объективизму», многократно усиленная нарочитой простотой разговорного стиха·口语诗.

«Разговорность», отмеченная и самими авторами, и критиками, становится наиболее часто упоминаемой особенностью стиля Хань Дуна, но часто всплывает и в рассуждениях о прочих участниках объединения Они·他们. Стиль Ханя оказал значительное влияние на других поэтов и продолжает занимать видное место в критической повестке дня. Хотя язык этой так называемой «разговорной» поэзии отнюдь не равен языку повседнева, навешенный на неё ярлык видится достаточно разумным в своём литературно-историческом контексте. Хань пользуется языком как инструментом – взвешенно, целенаправленно и под несомненным авторским контролем. Это придаёт его поэзии спокойную уверенность и настойчивость, особенно в её заметном использовании повторов и полуповторов. Короткая, ясная строка Хань Дуна оказывается как нельзя лучше приспособленной для его негативистской поэтики. «Объективизм» отнюдь не означает, что автор действительно хочет достичь какой-либо степени объективности, но, скорее, вовсе не имеет никаких видов читателя и его восприятие представленного.

Переводы других произведений Хань Дуна можно прочесть здесь и в антологии «Азиатская медь».

han_dong.jpg

А и Б·甲乙

А и Б два человека с разных сторон встают с постели

А завязывает шнурки. спиной к нему Б тоже завязывает шнурки.

перед А окно, и он видит улицу

и горизонтальную ветку, ствол заслоняет стена.

потому он вынужден из-за заслона поглядеть назад

на ветку, всё тоньше, до самого кончика

до другой стены, ещё остаётся здоровый кусок пустого

пространства, ничего нет, нет ветки, улицы

возможно есть только небо. А снова (повторно) смотрит назад

голова смещается влево на пять сантиметров, или вперёд

на те же пять сантиметров, или влево и одновременно вперёд

больше чем на пять сантиметров, всё чтоб увидеть побольше

больше ветки, больше пустоты. левый глаз видит

больше правого глаза. между ними расстояние в три сантиметра

но ветки видно больше чем на три сантиметра

он (А) с этого расстояния снова смотрит на улицу

закрывает левый глаз, потом закрывает правый глаз открывает левый

потом снова закрывает левый глаз. к настоящему моменту оба глаза

уже закрыты. А ни на что не смотрит. когда А завязывает шнурки

ему не нужно смотреть, не нужно смотреть на свои ноги, сперва левая потом правая

обе завязаны. в четыре года научился

в пять получил признание, в шесть опыт

это один из дней после его семилетия, день в тридцать или

в шестьдесят, когда он ещё может наклониться завязать шнурки

но игнорируя Б слишком долго. это наша

(в первую очередь автора) и А общая ошибка

она (Б) встаёт с другой стороны постели, лицом к серванту

через стекло или сетку видит не видимую А посуду

в целях законченности повествования нужно ещё отметить

когда Б завязав шнурки встаёт, вытекает принадлежавшая когда-то А сперма

甲乙二人分别从床的两边下床

甲在系鞋带。背对着他的乙也在系鞋带

甲的前面是一扇窗户,因此他看见了街景

和一根横过来的树枝。树身被墙挡住了

因此他只好从刚要被挡住的地方往回看

树枝,越来越细,直到末梢

离另一边的墙,还有好大一截

空着,什么也没有,没有树枝、街景

也许仅仅是天空。甲再(第二次)往回看

头向左移了五厘米,或向前

也移了五厘米,或向左的同时也向前

不止五厘米,总之是为了看得更多

更多的树枝,更少的空白。左眼比右眼

看得更多。它们之间的距离是三厘米

但多看见的树枝都不止三厘米

他(甲)以这样的差距再看街景

闭上左眼,然后闭上右眼睁开左眼

然后再闭上左眼。到目前为止两只眼睛

都已闭上。甲什么也不看。甲系鞋带的时候

不用看,不用看自己的脚,先左后右

两只都已系好了。四岁时就已学会

五岁受到表扬,六岁已很熟练

这是甲七岁以后的某一天,三十岁的某一天或

六十岁的某一天,他仍能弯腰系自己的鞋带

只是把乙忽略得太久了。这是我们

(首先是作者)与甲一起犯下的错误

她(乙)从另一边下床,面对一只碗柜

隔着玻璃或纱窗看见了甲所没有看见的餐具

为叙述的完整起见还必须指出

当乙系好鞋带起立,流下了本属于甲的精液

тьма·一种黑暗

я замечаю в лесу тьму

отличную от других тьму

площади подобную тьму в лесу

четырьмя на четыре стороны созданную тьму

деревьев между но не деревьев внутри тьму

вверх подъятую заполоняющую небо тьму

не подземных камней нераздельную тьму

что заставит свет за тысячи ли распределиться равномерно

ослабеть до низшего предела – такую тьму

прошедшую через мириад деревьев извивы но не пропавшую тьму

тьма что в любой момент времени воспрещает посторонним вход

если ты протянешь руку взболтать её то она

это в огромном стеклянном стакане тьма

я замечаю в лесу тьму пусть я и не в лесу

我注意到林子里的黑暗

有差别的黑暗

广场一样的黑暗在树林中

四个人向四个方向走去造成的黑暗

在树木中间但不是树木内部的黑暗

向上升起扩展到整个天空的黑暗

不是地下的岩石不分彼此的黑暗

使千里以外的灯光分散均匀

减弱到最低限度的黑暗

经过一万棵树的转折没有消失的黑暗

有一种黑暗在任何时间中禁止陌生人入内

如果你伸出一只手搅动它就是

巨大的玻璃杯中的黑暗

我注意到林子里的黑暗虽然我不在林中

некто в груде буйных камней·一堆乱石中的一个人

некто в груде буйных камней. некий

человек, некая груда буйных камней

ползущий, припадающий к земле

медленно смещающейся даже неподвижной ящерицей

меж буйных камней по временам подпрыгивающий атлетом, или

на камень приземляющийся камнем

не некто под забором не он

перед мерными и правильными швами кирпичной кладки некто

когда мы смотрим остановившийся там

куска камня тепло передающий другому куску

его форма это шесть нагромождённых друг на друга камней

что сейчас, словно в жажде дождя вползают

в кадр

一堆乱石中的一个人。一个

这样的人,这样的一堆乱石

爬行者,紧贴地面的人

缓慢移动甚至不动的蜥蜴

乱石间时而跳跃的运动员,或是

石块上面降落的石块

不是一面围墙下的那个人

整齐而规则的砖缝前面的那个人

当我们看时停止在那里

把一块石头的温度传递给另一块石头

它的形状是六块互相重叠的石头

现在,渴求雨水似地挪到了

画面的上方

громкий звук·一声巨响

громкий звук

я иду посмотреть

ничего не вижу

час спустя

я обнаруживаю кухонную доску

упавшую на плиту

разбитую чашку

доска ничуть не движется

чашки осколки тоже

пребывают в покое

раньше доска висела на стене

чашка была под ней внизу

тоже в полном покое

一声巨响

我走出去查看

什么也没有看见

一小时后

我发现砧板

落在灶台上

砸碎了一只杯子

砧板丝纹不动

杯子的碎片也是

静静的

当初砧板挂在墙上

杯子在它的下面

也是静静的

девушка·小姐

она никогда не меняет одежду.

я замечаю, она красивая, грязная,

с чужого плеча.

у бедных нет второй перемены.

я замечаю её лавку, наш классовый люфт,

секса частиц иррациональное движение туда и сюда.

нужда наготы, много проще платьев нарядов.

одежда тела много стыднее, возможно.

«девушка, твоя бедность

это богатство пробела.

твоя пустота материальна, личико сальностью оттенённое много прелестней».

её юность в передвигании столов и стульев проводит свой год.

她的衣服从来不换。

我注意到,它是美丽的、肮脏的,

它是表姐的。

穷人无二件。

我注意到她身处的店堂、我们分属的阶级,

而性的微尘无理智地来往。

裸体的必要,比穿衣打扮更简单。

服饰比身体更令人羞愧,是可能的。

“小姐,你的穷

是空缺的财富。

你的空虚很实在,脸蛋儿被油腻衬托得更美。”

她的青春在搬动桌椅中度过一年。

 

отдельное спасибо Ольге Мерёкиной за иллюстрацию

а и б. переводы хань дуна: 4 комментария

  1. Уведомление: современная, китайская, поэзия часть II | стихо(т)ворье

  2. Уведомление: хань дун. «они» или «они» | стихо(т)ворье

  3. Уведомление: хань дун. «они» или ‘они’ часть II | стихо(т)ворье

  4. Уведомление: хань дун. «они» или ‘они’ часть IV | стихо(т)ворье

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s