в зоне напряжения. интервью с чунь шу

IMG_8910

 

Чунь Шу·春树 – автор скандального романа Пекинская куколка·北京娃娃, вышедшего в свет в 2000 году при активном участии издательской компании поэта и провокатора Шэнь Хаобо. Героиня этой автобиографичной книги бросает школу, красит волосы в безумные цвета, ходит на приёмы к психоаналитику и спит с целым батальоном разномастных сверстников. Она бунтует и высмеивает тех, кто страдает опасным недугом «нормальности». Роман, который Чунь начала писать в 14 лет, – своего рода кейс-стади лишённых иллюзий подростковых субкультур современной КНР. В материковом Китае Куколка попала под цензурный запрет практически сразу после публикации. Книга Чунь Шу хитроумно уходит от общественных ожиданий, толкающих китайских женщин к покорности, смирению и многовековому поясу целомудрия.

Активная феминистка, поэт, писатель и режиссёр Чунь Шу родилась в Пекине в 1983 году. Она бросила школу, чтобы посвятить себя литературе и опубликовала не один сборник рассказов, стихов и эссе, а также занималась редактированием поэтических книг своих ровесников. В 2004 году её лицо попало на обложку азиатской версии журнала Time. Вместе с блогером Хань Ханем·韩寒, хакером Мань Чжоу·满舟 и рок-музыкантом Ли Яном·李扬 она вошла в число четырёх самых ярких представителей поколения «поствосьмидесятников».

Сейчас Чунь Шу живёт в Пекине и Вене, ведёт микроблог и продолжает писать – последний сборник её стихов увидел свет в 2013 году.

 

стихо(т)ворье: Каковы Ваши взгляды на поэтический язык? Каким он должен быть?

Чунь Шу: Поэтический язык должен соответствовать содержанию стихотворения, а язык и содержание должны быть взаимно интегрированы. Язык это отнюдь не всё стихотворение, ведь поэтическое произведение может включать в себя и многие невыразимые категории, которые должны быть так или иначе высказаны – однако же одного языка недостаточно. Это похоже на хэмингуэевский «принцип айсберга», который во многом проявляется и в языке.

Поэтический язык вовсе не обязательно должен быть непонятным и трудным, он не должен углубляться в лингвистические изыскания. Автору необязательно использовать редкие иероглифы и слова для демонстрации своих теоретических знаний. Язык поэзии и язык повседневной жизни едины – вот что важно.

Можно сказать, что мои стихи – это я сам, однако я – это не только мои стихи.

стихо(т)ворье: Можно ли сказать, что стихи – это всё-таки отклонение от обыденной речи?

Чунь Шу: Вовсе нет. Мне кажется, что поэтический язык и разговорный язык не имеют различий, я всегда стремлюсь писать на разговорном языке.

Если в стихотворении появляются вещи, противоречащие явлениям повседневной жизни, я считаю их проявлением напряжения между полюсами обыденности и поэтичности. Искусство рождается в зоне напряжения.

стихо(т)ворье: Какой поэт или произведение оказали на Вас наибольшее влияние?

Чунь Шу: Таких авторов и произведений очень много, в целом можно сказать, что почти каждый современный поэт оказал на меня влияние. Мне приходилось читать произведения практически любых авторов. Знакомы мне и стихи российских поэтов. У меня сложилось впечатление, что все они весьма подкованы по части литературы, и Россия по праву может называться страной великих поэтов и писателей.

стихо(т)ворье: Что Вы думаете о китайской поэтической традиции?

Чунь Шу: Мне она очень нравится, и она оказала на меня большое влияние, причём я имею в виду не только поэзию, но и древнюю китайскую прозу, историю и так далее. Мне, однако, не импонирует наличие в традиционной китайской культуре антропоцентризма и превозношения мужчин над женщинами.

стихо(т)ворье: А какова, по Вашему мнению, главная особенность современной китайской поэзии?

Чунь Шу: Прогрессивность. И перспективность.

стихо(т)ворье: Кто, на Ваш взгляд, наиболее интересные авторы современного поэтического небосклона?

Чунь Шу: Есть несколько очень занимательных авторов, например, И Ша, Шэнь Хаобо, да и я сама тоже ничего. Ещё есть Юй Юю – уже из поколения рождённых в 90-е.

стихо(т)ворье: Кто из них самый активный? Кто идёт в авангарде?

Чунь Шу: Активный? Имеется в виду, что они много пишут стихов и распространяют их? Это И Ша, Шэнь Хаобо, а также Пань Сичэнь и Ян Ли. Поэтический канон нового столетия·新世纪诗 И Ша уже содержит семь томов, каждый день он добавляет туда по стихотворению и никогда не отдыхает. Это влиятельная штука.

Авангардных поэтов тоже много, некоторых из них я могу и не знать. Наша страна огромна, в каждой местности вы найдёте человека, который тайком пишет стихи, и, если он это делает регулярно, при этом затрагивая «горячие» темы, уже в принципе можно счесть его авангардным автором. Когда я в этом году была на поэтическом фестивале Ли Бо в Сычуани, я познакомлась с одним поэтом по имени Дин Юйкэ·丁余科. Мне очень понравились его стихи, но до этого дня я ничего о нём не слышала.

chun-sue

стихо(т)ворье: Как Вы относитесь к интернет-поэзии, которая даёт возможность высказаться столь многим?

Чунь Шу: Интернет – всего лишь один из возможных информационных каналов. Сейчас только он в силах преодолеть границы между государствами и добиться полной глобализации.

Написав стихотворение, я, конечно, сразу опубликую его в сети. Часть стихов публикуется в печатных изданиях, но у меня нет столько времени, чтобы отправлять рукописи – у меня нет на это энергии, да и просто лень.

стихо(т)ворье: Современная китайская поэзия – это стихи, предназначенные скорее для чтения или для восприятия на слух?

Чунь Шу: Часть поэтов декламируют свои стихи очень убедительно, сами стихи здесь уже не очень важны. На самом деле, это уже больше театральное представление или спектакль. Настоящие стихи обязательно должны ложиться на слух.

стихо(т)ворье: К вопросу об убедительно звучащих текстах – есть ли будущее у поэзии на китайских диалектах?

Чунь Шу: Вполне. Однако, авторы, скорее всего, будут малочисленны. Они должны принести с собой какую-то ценность. Диалектизмы, используемые в прозе и поэзии, должны вносить в произведение краски и свет. Ну и ещё это будет зависеть от того, как используются диалектизмы, как они отражены в тексте.

стихо(т)ворье: Существуют ли среди китайских авторов поэты-билингвы?

Чунь Шу: Конечно. Живущий в Чжухае Вэй Хуань·苇欢 пишет и на китайском, и на английском языках. Возможно, современные поэты довольно хорошо владеют иностранными языками. Сама я не могу писать на двух языках, однако мне очень нравится французский язык. Может быть, если однажды я буду хорошо на нём говорить, то попробую писать на нём стихи.

 

4 июня 2017

Пекин

 

Персональный сайт Чунь Шу

http://www.chunshu.org

Микроблог Чунь Шу

http://www.weibo.com/springtree

Страница Чунь Шу на сайте PaperRepublic

https://paper-republic.org/authors/chun-sue/

 

 

 

спасибо Дарье Валеевой

за помощь в подготовке материала

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s