хань дун. «они» или ‘они’

×÷¼Òº«¶«ÔÚÄϾ©°ëÆ´忧·È¹Ý

Журнал Они·他们, публиковавшийся в формате неофициального издания рекордные десять лет – с 1985 по 1995, неизменно выступал в качестве главного рупора авангардной поэзии. Он стал основой для консолидации направления разговорного стиха·语诗. И хотя эта роль была принята им в своё время в подчёркнутой попытке отмежеваться от наследия группы Сегодня·今天, ограничение вклада нанкинского издания исключительно узкими рамками разговорного направления не отдаёт должного значимости журнала на китайской литературной сцене. Именно редколлегии Они принадлежит идея создания сети авторов в разных местах по всей стране (в Нанкине, Куньмине, Шанхае, Фучжоу, Чэнду и других городах) и выход за пределы локальной поэтической тусовки.

Редактором первых номеров значился Фу Ли·付立, но, судя по всему, Хань Дун всегда оставался его реальной движущей силой. Название журнала родилось как дань уважения известному роману Джойс Кэрол Оутс Их жизни (Them), переведённому на китайский под заглавием Они. Выбор авторов в Они свидетельствовал о недвусмысленной принадлежности журнала к народному лагерю. Неудивительно, что журнал смолк на пять лет в период идеологической чистки после тяньаньмэньских событий, но в 1993 возродился, чтобы продолжить существование уже в формате интернет-портала до 2003 года.

В воспоминаниях Хань Дуна, озаглавленных «Они» или “Они”·《他们》或他们, подробно рассказывается о событиях, предшествовавших созданию журнала, о его нетривиальной истории, о разных авторах и том пути, который им всем вместе пришлось пройти.

Читать далее

современная, китайская, поэзия часть IV

Нулевые для развития китайской независимой поэзии начались под знаком нескольких тенденций. С одной стороны, продолжается мощный тренд коммерциализации культуры, превращении культурных произведений в продукцию массмаркета. С другой – новым фактором в поэтической жизни Китая становится распространение интернета. Благодаря появлению возможности публиковаться в блоге транзакционные издержки для распространения своих стихов упали до нуля – больше не требовалось искать издателей или журналы, готовые их опубликовать. Соответственно, в 2000-е происходит взрывной рост количества относительно известных авангардных поэтов. С другой стороны, рост количества не означал перехода в качество – в результате исчезновения неформальных фильтров вроде художественной «тусовки» и формальных вроде редколлегий журналов большинство наводнивших сеть текстов почти не имеют художественной ценности.

yang-yongliang-2012-moonlight-waxing-crescent-photography-of-china

Уже конец 1990-х принёс маргинализацию поэзии в условиях коммерческой культуры, однако многие из тех, кто перестал писать, и ушёл в бизнес, стали использовать заработанные состояния для поддержки поэзии в форме публикаций, премий и форумов. Примером этой тенденции может служить фигура поэта Ван Ся·万夏, спонсировавшего издание двухтомной антологии посттуманной поэзии, и по сей день остающейся наиболее полным собранием произведений нового поколения.

Читать далее

тайная любовь. интервью с люй дэанем

1425777987_mfile_54fba54c4f63a

Поэт Люй Дэань·吕德安 родился в 1960 году в одном из маленьких посёлков провинции Фуцзянь. Он бросил среднюю школу, чтобы после нескольких лет поисков поступить в художественное училище. С 1991 по 1994 Люй жил в Нью-Йорке, писал картины, а затем вернулся в Китай и построил домик на горе у своего родного посёлка. Он продолжает жить и работать там по сей день, временами наведываясь в США.

Поэтический талант Люй Дэаня заслужил в Китае самые высокие оценки начиная с 1980-х, но сам он оставался в тени почти тридцать лет и усердно избегал дискуссий и споров. Вместе с Юй Цзянем и Хань Дуном он публиковался в их влиятельном неофициальном журнале Они·他们. В отличие от своих быстро прославившихся единомышленников Люй не заслужил особой известности, пока в 2011 году не вышел в свет его третий поэтический сборник. Издающаяся в КНР версия журнала Тайм окрестила его китайским Робертом Фростом.

Поэты и критики неизменно отмечают уверенное мастерство Люй Дэаня и его особый, графический взгляд на мир. Он никогда не эксплуатировал амплуа «изгнанника», но вёл хронику своего опыта маргинального художника, живущего в пространстве между двумя странами и двумя культурами. С удовольствием представляем разговор стихо(т)ворья с Люй Дэанем о современной поэзии.

Читать далее

современная, китайская, поэзия часть II

Апофеозом поиска «своего» языка становятся для современной поэзии паньфэнские дебаты 1999 года. Они обязаны названием имени отеля Паньфэн, где было организовано мероприятие, поляризовавшее китайскую поэтосферу. Дебаты стали кульминацией дискуссий по поводу того, на каком языке должна обращаться к читателю новая китайская поэзия.

Противостояние продолжалось вплоть до 2002  в виде борьбы двух идеологических группировок — «народников» и «интеллектуалов», забрасывавших друг друга обвинениями. Дискуссии подогревались погоней прессы за сенсациями и интересом публики к вызванному скандалу. Однако многие поэты оказались не заинтересованы в этой войне слов — часть из них впоследствии образовала независимую группу третьего пути.

038《简体版家国天下》

Хань Бо

Упрощённая схема родного макрокосма

Читать далее

современная, китайская, поэзия

Современная, китайская, поэзия – каждое из трёх слов содержит в себе зародыш одной из оппозиций, структурирующих пространство китайского стиха на протяжении всего прошедшего века. Это противостояние между современным и традиционным, китайским и иностранным и, наконец, поэтическим и непоэтическим. От этих оппозиций тянутся нити к трём важнейшим темам, вокруг которых вращается мир китайской поэзии последних тридцати пяти лет. Это творческое переосмысление традиции, языковое взаимодействие с иностранными литературами и напрямую связанный с ними поиск ответов на вопросы «как писать?» и «о чём писать?».

andre-kneib-clover-lucerne-2009-ink-and-acrylic-on-xuan-paper-123x-80cm-copy

Читать далее

судоходство и пароход. интервью с cюаньюань шикэ

Xuanyuan Shike

В мире современной китайской поэзии всё более заметную роль играют авторы, ставшие популярными благодаря интернету. Один из них – это Сюаньюань Шикэ·轩辕轼轲, родившийся в 1971 году в провинции Шаньдун. Он начал публиковать стихи в сети ближе к концу 90-х и скоро стал значительной фигурой в виртуальном объединении, получившем название поэзии телесного низа·下半身诗歌. Объединение оставалось активным и запальчивым всю первую половину 2000-х.

В отличие от большинства своих единомышленников Сюаньюань Шикэ всегда демонстрировал гораздо более тесную связь с традицией, больше экспериментировал с языком, продолжая называть себя поэтом «разговорного направления». Его стихи печатались в известных поэтических журналах и публиковались офлайн в составе коллективных сборников. Первый индивидуальный сборник Сюаньюань Шикэ вышел в свет в 2014 году. Сейчас поэт продолжает жить в родном городе, вести микроблог и заниматься творчеством.

Переводы его стихов можно прочесть здесь.

Читать далее

внутренняя сеть. интервью с чжоу лунью

周伦佑2005年在成都(醉发摄影)

Чжоу Лунью·周伦佑 – очень заметная фигура в мире китайской поэзии, без которой не обходится ни один разговор о поэтическом авангарде 80-х. Он был главным создателем и идеологом направления АнтиА, которое стало колыбелью постмодернистского эксперимента в современном китайском стихе. Огромная поэтическая и теоретическая работа Чжоу может быть описана как попытка обнажить саму сущность языка. Она отмечает явный отход от «большого стиля» и миссионерства туманной поэзии. Для Чжоу поэзия непременно должна быть самодостаточной и в идеале не зависящей от символических структур, пронизывающих социальные системы.

Чжоу начал писать стихи в начале 1970-х и создал собственный поэтический журнала весной 1986 года. Он много редактировал, публиковался и сплотил вокруг себя группу действительно интересных авторов. В августе 1989 года Чжоу был арестован и осуждён на два года по политическим мотивам. В заключении он продолжал писать стихи и по выходе из лагеря курировал возобновление издания журнала Анти–А.

Сейчас Чжоу является приглашённым профессором Педагогического университета юго-западного Китая и живёт в Чэнду. Переводы его стихов можно прочесть здесь.

Читать далее

идея идей. манифест третьего пути часть II

В 1999 году, когда мир китайской поэзии разделился на два противоборствующих лагеря «интеллектуалов» и «народных» поэтов, несколько авторов предпочли остаться в стороне от продожительного выяснения отношений между двумя сторонами. Мо Фэй·莫非, Шуцай·树才 и подержавший их Чэ Цяньцзы создали движение третьего пути, ратовавшее за необходимость поиска своей особенной стези, которую каждый поэт открывает для себя самостоятельно. Это направление оказалось неожиданно активным и продолжало притяивать новых сторонников на протяжении первых лет нового тысячелетия. Антологии третьего пути выходили в свет в 2004, 2007 и 2008 годах.

С удовольствием представляем продолжение статьи о третьем пути критика Ли Ся.

Clifford Harper illustration for Review

 

Читать далее

хань дун. о народности часть I

Эссе Хань Дуна О народности·论民间, выходившее в качестве предисловия к сборнику Китайская поэзия 1999·1999中国诗年选, составленному Хэ Сяочжу, – это ещё один важный текст, суммирующий воззрения народных поэтов в их полемике с интеллектуалами. Он примечателен попыткой его автора выстроить в ретроспективе историю формирования и развития самой сущности, которую Хань выводит под именем народности. Генеалогия народной поэзии протягивается сквозь ряд неофициальных изданий, опубликованных за пределами государственного контроля, вплоть до появления легендарного самиздатовского журнала Сегодня·今天.

image (1)

Сам текст эссе устроен довольно риторично – разбит на четырнадцать подразделов, снабжённых подзаголовками, причём некоторые из них представляют собой риторические вопросы с предполагаемым заранее негативным ответом (Вымысел ли народность?; Выполнила ли народность свою миссию? и т.п.). Двигаясь вслед за мыслью Хань Дуна, читатель начинает видеть разрыв между абстрактной, идеализированной концепцией поэта и её реальными манифестациями на современной китайской поэтической сцене. Поэтическое неизменно вступает в конфликт с тремя «Махинами»: Системой, Рынком и Западом. Под Системой понимается официальная культурная политика, ортодоксальная литература и санкционированная государством идеология; Рынок – это всепроникающая коммерциализация китайской жизни и, наконец, Запад – это иностранные синологи, опосредованным образом управляющие спросом на определённую культурную продукцию на внутрикитайском поле. Антизападные настроения Хань Дуна, как и у Юй Цзяня, обладают легко считываемым антиинтеллектуалистским подтекстом и антиинтеллектуалистским посылом, что позволяет О народности и по сей день оставаться заметным словом в дискуссиях о судьбе современного китайского стиха.

Читать далее

юй цзянь. твёрдый и мягкий языки поэзии часть II

32231250530556046

Ещё до паньфэнских дебатов, разделивших китайских поэтов на два враждующих лагеря, Юй Цзянь опубликовал серию эссе, где поднимается проблема соотнесённости официальной нормы и разговорной практики.

В программном эссе Твёрдый и мягкий языки поэзии он вводит бинарную оппозицию «твёрдого» и «мягкого» языков, уравнивая первый с современной нормой путунхуа и соотнося второй с тополектами (фаняънь)[1]. «Твёрдость» путунхуа связана с тем, что он представляет собой официальный язык, оторванный от жизни. Пав жертвой идеологических противостояний прошлого, он застыл в своём развитии. Тополекты, напротив, помогают сохранить жизнь в её первозданном виде, они обогащают язык, возвращая ему утраченные возможности; они восстанавливают связь современности с чувственным языком сунских романсов-цы, минской и цинской прозы, что с удовольствием изображали рутину жизни.

Современный стандарт неприемлем для Юй Цзяня из-за насыщенности его не только элементами канцелярита, маоистского «новояза» (maospeak или маовэньти в терминах критика Ли То·李陀), но и по причине всё усиливающегося процесса вливания в него европейских заимствований. В то же время маргинальный статус тополектов, существующих в оппозиции к путунхуа, привлекает авторов «народного» направления именно как знак андерграунда, неофициального характера эстетического пространства, которое может быть создано с их помощью. Юй Цзянь-теоретик не задаётся вопросом, что составляет элементы дихотомии разговорного и письменного слова в современном китайском, вместо этого он основывается на подмене разговорного диалектальным – тем самым отдаляясь от собственной практической стратегии приближения поэтического языка к разговорному.

Вот вторая часть рассуждений Юй Цзяня, первая часть – в предыдущем посте.

Читать далее